Общество

«Крыша» в погонах: Пытки предпринимателей в застенках донецкого РОВД (АУДИОЗАПИСЬ)

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
02.11.2006 / Евгений Шибалов
«Крыша» в погонах: Пытки предпринимателей в застенках донецкого РОВД (АУДИОЗАПИСЬ)

Черножопые крышу дают реально,
а мусора просто деньги тянут.
Чтоб на стрелку поехали,
надо все сапоги им вылизать.
Но грохнуть могут те и эти

Виктор Пелевин, «Generation П»


Утро 26 октября для владелицы небольшого магазина в районе Мариупольской развилки Ирины Трофимовой не предвещало ничего необычного. Погода в тот день была неожиданно ласковой для глубокой осени и навевала радостные мысли…

Утреннюю идиллию нарушил телефонный звонок. Определитель городского телефона высветило номер: 66-20-07, обычный городской номер «старых» АТС, находящихся в хозяйстве «Укртелекома». Звонивший — судя по голосу, молодой мужчина — отрекомендовался начальником отдела по делам несовершеннолетних Ленинского райотдела милиции Виталием Боднаруком и пригласил к себе для разговора. Непрошеный собеседник настроен был достаточно агрессивно. Пообещал, что, если не Ирина не придет, «будет хуже». Затем сообщил, что через двадцать минут пришлет за ней машину и отключился.

Ирина Трофимова, как законопослушный гражданин, спустилась вниз ровно через двадцать минут. Немного напуганная странным звонком, решила принять меры предосторожности. Помимо обычных женских принадлежностей, в сумочке лежал включенный цифровой диктофон, а чуть поодаль на всякий случай стоял муж — бывший рабочий Донецкого металлургического завода Руслан Трофимов.

К дому, где жила Ирина, подъехали бежевые «Жигули» (гос. № 492-10 ЕН). Из машины вышли двое молодых парней. Последующий диалог приводим по диктофонной записи, которую можете прослушать и вы (скачать аудиозапись (3.37 Мб). К сожалению, запись получилась некачественной. Несмотря на все наши усилия, часть разговоров расшифровать пока не удалось. В беседе участвуют Ирина Трофимова (И.Т.), ее муж Руслан Трофимов (Р.Т.) и прибывшие сотрудники милиции (Голос 1, Голос 2):

Голос 1: Здравствуйте, милиция. Нас шеф за Вами прислал…

И.Т.: А как его фамилия?

Голос1: Боднарук.

И.Т.: Боднарук?

Голос 1: Да, Боднарук. Там дело в том, что просто есть материал… Он хочет Вас видеть у себя в кабинете. Просто здесь никто вам, там, ниче, руки ломать там не будет, дело в том, что … Ну, как он мне объяснил (неразборчиво)… Мы щас материал по подследственности передадим…

И.Т.: Так Вы мне даже не можете сказать, что за материал?

Голос 1: Да, я не могу Вам этого сказать.

И. Т.: Как такое может быть?

Голос 1: Ну, такая вот, видите, необходимость… Если человек не хочет знать, то есть мы просто передадим, просто уже другие будут этим заниматься.

И.Т.: А на какую тему вообще?

Голос 1: Я тоже не могу этого сказать. Это только в кабинете. Если хотите, можно проехать со мной.

И.Т.: А кто будет нами заниматься?

Голос 1: Боднарук Виталий Викторович.

И.Т.: Боднарук… Это он именно по делам несовершеннолетних?

Голос 1: Да.

И.Т.: В каком он кабинете?

Голос 1: Сорок пятый кабинет.

Р.Т.: Какой смысл ему нас вызывать, я не могу понять.

И.Т.: Ну да, я тоже не могу понять.

И.Т.: (к мужу) Получается, чтобы они меня забрали.

Голос 1 (явно злясь): Мы не забрали, а пригласили!

И.Т.: (к мужу): Говорят, что руки ломать не будет, но чтоб не было хуже, чтобы потом этого не произошло, вы должны к нему…

Р.Т.: (неразборчиво, с вопросительной интонацией)

И.Т.: Не говорят. Узнаем, только когда туда приедем.

Р.Т.: А куда это туда?

И.Т. и Голос 1 одновременно: В сорок пятый кабинет.

Р.Т.: Ленинский?

И.Т. и Голос 1 одновременно: Да.

И.Т.: Боднарук его фамилия. Виталий Викторович.

Р.Т.: Ну все, спасибо. Мы (дальше неразборчиво).

И.Т.: До скольки он будет там?

Голос 1: Вам надо пораньше.

Голос 2: Не знаем. Начальник перед нами не отчитывается.

И.Т.: Ну, хорошо. Мы подъедем. (к мужу, тихонько) Нормально?

Отказавшись ехать с оперативниками, Ирина Трофимова, тем не менее, после обеда пришла с мужем к зданию Ленинского РОВД. Включенный диктофон вновь лежал в ее сумочке (скачать аудиозапись (7.08 Мб)).

Следующий фрагмент аудиозаписи зафиксировал разговор с Виталием Бондаруком (В.Б.) до того момента, когда Ирина оказалась с ним наедине в его кабинете:

И.Т.: А Виталий Викторович кто? (по словам Ирины Трофимовой, в ответ один из сотрудников милиции молча ткнул пальцем в нужного человека)

И.Т.: Здравствуйте, мы к вам. Я Трофимова.

В.Б.: Щас пойдем. (сухой, «казенный» голос. После этого Виталий Боднарук еще несколько минут тщательно завязывал шнурки на ботинках, выдерживая «нервную паузу»)

В.Б.: Пойдемте, подымемся.

От редакции. Сама Ирина призналась, что в этот момент она немного успокилась. Она, как и все советские люди, верила, что «моя милиция меня бережет». Утром странный звонок испугал ее не потому, что ее вызвали в милицию. Для предпринимателя в этом как раз нет ничего странного — с фискальными и правоохранительными структурами приходится иметь дело постоянно. Просто Ирина, как и все, читала детективы и смотрела фильмы, в которых бандиты представлялись милиционерами. Собственно милиции Ирина Трофимовна никогда особо не боялась, наивно полагая, что законопослушному человеку ничего плохого «органы» не сделают.

И.Т.: Вы мне можете сказать, по какому вопросы Вы меня вызываете?

В.Б.: Вы с мужем, да?

И.Т.: угу

В.Б.: А Вы директор этого магазина?

И.Т.: Ну да.

В.Б.: Да?

В.Б.: (мужу Ирины, Руслану. Трофимова утверждает, что с этими словами милиционер оттолкнул ее мужа от дверей кабинета): Подождите, мы сейчас тут переговорим. Посидите, посидите…

И.Т.: (неразборчиво, с вопросительной интонацией).

В.Б.: ну, я (неразборчиво) не могу.

И.Т.: А мы Вас точно (неразборчиво)?

В.Б.: Не, конфиденциально. Мы ж Вас не куда-нибудь… Не в камеру, в кабинет приглашаем.

(неразборчивый фрагмент диалога)…

И.Т.: Ну, тут пусть посидит…

В.Б. (Руслану Трофимову): Ну, присажуйтесь там. Присажуйтесь!

И.Т.: У него нога больная…

После этого разговор происходил в пустом кабинете. По описанию Ирины, кабинет был небольшим, но длинным — в форме «пенала». Из мебели — стол и два стула. Самая что ни на есть «казенная», милицейская обстановка. Разговор вновь приводим по аудиозаписи:

В.Б.: Ирина Викторовна (неразборчиво)

И.Т.: Ну, я ж (неразборчиво) не могу…

В.Б.: (неразборчиво) по магазину.

И.Т.: По магазину? Ну, так могли бы сразу ребята сказать, по какому вопросу вызывали. Мне было бы интересно узнать.

В.Б.: (неразборчиво) Чего Вы так переживаете? Не переживайте, все будет нормально. Значит, мы выяснили один момент… Магазин оформлен вообще на кого? ЧП или ООО, как он?

И.Т.: ЧП.

В.Б.: ЧП? На Вас?

И.Т.: Угу

И.Т.: (говорит по мобильному телефону): Максим, я тут в милиции. Позже перезвоню. Хорошо-хорошо, давай давай…

В.Б.: Ээээ… (неразборчиво) ваш магазин?

И.Т.: (неразборчиво).

В.Б.: Я задал Вам… Ээээ… И попрошу (неразборчиво) ответом…

И.Т.: Какая разница? Вы уже все выяснили?

В.Б.: В принципе, да.

И.Т.: Ну вот и говорите, по какому вопросу. Или Вы будете меня учить сейчас (неразборчиво)?

В.Б.: Да я не пытаюсь Вам говорить (неразборчиво). Понимаете? (неразборчиво). Мы пришли сюда поговорить, по-нормальному.

И.Т.: Ну так вы говорите, как по-нормальному…

В.Б.: Я скажу.

И.Т.: По-нормальному можно было по телефону поговорить.

В.Б.: Та не, по телефону (неразборчиво) не получается.

И.Т.: Просто я за себя знаю, что я не делаю ничего противоестественного. Тем более, связанного с милицией.

В.Б.: Ну, понятно. (неразборчиво) Меня интересует вообще по поводу Вашего магазина.

И.Т.: Ну? Что именно (неразборчиво)?

В.Б.: Ну, у Вас хлопец такой Валера (фамилия неразборчиво), работает грузчиком. Правильно?

И.Т.: Ааа… Валера есть, фамилию его просто не знаю.

В.Б.: Работает он грузчиком?

И.Т.: Работает.

В.Б.: Ну, работает. А че Вы его не оформили?

И.Т.: А че не оформили? Оформили.

В.Б.: Как это оформили?

И.Т.: Бухгалтер этим занимается.

В.Б.: Сейчас занимается?

И.Т.: Как сейчас? А когда она должна этим заниматься, если он у нас работает только три дня?

В.Б.: Та не. Судя по показаниям двоих (неразборчиво), он у Вас работает (неразборчиво).

И.Т.: Кто это Вам показал такое? Он ходил, просился, чтобы мы его устроили. Но это не значит, что мы сразу…

(Говорят одновременно)

В.Б.: Значит, я Вам объясняю (неразборчиво).

И.Т.: У нас не такой большой магазин, чтобы иметь грузчика. Хорошо.

В.Б.: Ну, мы вот так вот, понимаете? Три дня? Хорошо, значит вот так и оформим. (неразборчиво) …по-нормальному… (неразборчиво).

И.Т.: Ну, что дальше? (неразборчиво с вопросительной интонацией).

В.Б.: Да какая разница, понимаете? Есть статься 162 Уголовного Кодекса. Грубое нарушение законодательства о труде. В частности (неразборчиво).

От редакции. Кажется, на милицейском жаргоне это называется «брать на понт». На самом деле статья 162 Уголовного Кодекса Украины (в новой редакции) говорит о незаконном проникновении в жилище и другие объекты частной собственности. И, естественно, об ответственности за подобное преступление. Еще можно предположить, что некоторые «профессионалы» из милиции просто не знают Уголовного Кодекса.

И.Т.: Но у меня такого нет. У меня ничего не нарушено. У меня все, он оформлен по бумагам.

В.Б.: Он оформлен по бумагам?

И.Т.: Конечно.

В.Б.: Ну, проверим.

И.Т.: Он у меня с испытательным сроком взят. Без оплаты труда.

В.Б.: (неразборчиво, с вопросительной интонацией).

И.Т.: А я не знаю. Надо будет поднять бумаги, посмотреть.

В.Б.: Конечно, мы (неразборчиво) так и сделаем. Поэтому сейчас мы Вас тогда опросим… О дальнейшем (неразборчиво)

(неразборчивый фрагмент диалога. Звук удара).

В.Б.: Присядьте! Присядьте, я сказал! Присядьте!

И.Т.: (испуганно): Вы что, меня задерживаете?

В.Б.: Нет (неразборчиво, шум). Та присядьте! Присядьте, я говорю. Я не хочу, чтобы (неразборчиво, звук закрывающейся двери). Присаживайтесь!

От редакции. По рассказу самой Ирины Трофимовой, в этот момент разговора ей стало страшно. Беседа ни о чем, выражение лица и поведение милиционера вызвали у нее опасения, что у того не все в порядке с психикой. Она попыталась уйти, но Боднарук внушительной оплеухой отбросил ее двери и запер кабинет на ключ.

(шум, звук удара)

И.Т. (неразборчиво).

(звук удара).

В.Б.: Та присядьте!

И.Т.: А Вы меня не трогайте!

(несколько ударов, голоса неразборчивы).

И.Т.: Не трогайте меня! Не трогайте!

В.Б.: Сейчас одену браслеты!

И.Т.: Меня не трогайте! (в этот момент она в панике выхватила из кармана мобильный телефон. В голове крутилась мысль, что надо набрать мужа, но звонить почему-то начала брату).

В.Б.: Телефон!

И.Т.: Мне надо позвонить!

В.Б.: Телефон!

И.Т.: Мне надо позвонить!

В.Б.: Телефон сюда!!! (Милиционер вывернул руку болевым приемом и отобрал телефон. После этого еще раз ударил в лицо)

И.Т.: Не трогай меня!

В.Б.: Не тыкай мне, поняла?

И.Т.: Зачем Вы это делаете? Не имеете права!

(голоса неразборчивы, звук удара, падения тяжелого предмета на пол. Ирина утверждает, что это упал ее телефон)

И.Т.: Зачем Вы это делаете?

(несколько сильных ударов, звон разбитого стекла)

И.Т.: Помогиииттеее!!!

В.Б.: Че Вы орете? (говорит с насмешливым удивлением)

И.Т.: Помогиииттеее!!! Аааа!!!

(звуки ударов, стук в дверь. В этот момент муж Ирины Руслан, по его словам, с помощью нескольких других сотрудников райотдела, ломился в дверь. Дверь в итоге открылась, и Руслан Трофимов увидел собственную избитую жену)

(кричат несколько голосов, неразборчиво)

Р.Т.: За что ты ее ударил? За что ты ее ударил, бл..?!?

(опять неразборчиво, слышны крики «Успокойся!», «Та шо успокойся!», «Руки убери!»)

В.Б.: Сюда иди!

Р.Т.: Что «сюда иди»! Руки убери!

(неразборчивые громкие голоса, крик Ирины Трофимовой «Руслан, он тебя провоцирует!», нецензурные выражения)

Сотрудники райотдела вернули телефон, но вызвать «Скорую» отказались. Врачей супруги Трофимовы вызвали уже на улице, с мобильного. Ирину увезли в травматологию больницы имени Калинина. Медики обработали раны и пообещали сообщить о происшествии в милицию. Диагноз — сотрясение мозга, глубокие царапины на руках и ситуационный невроз. В больнице Ирина Трофимова пролежала два дня. Врачи заверили, что обязательно предоставят все данные для проведения судмедэкспертизы.

В тот же день, чуть позже, к Ленинскому РОВД примчались испуганные друзья семьи Трофимовых, узнавшие обо всем по телефону от Руслана. На их вопрос «а почему вы так спокойно сидели, хотя слышали крики из соседнего кабинета?» милиционеры равнодушно пожали плечами: «Мы думали, там малолеток воспитывают». Видимо, подобные сцены в застенках Ленинского РОВД не в новинку. От себя отметим, что при таком «воспитании» отделу по делам несовершеннолетних обеспечить нужный показатель раскрываемости легче легкого: после подобной обработки любой подросток подпишет все что угодно.

Выйдя из больницы, Ирина Трофимова решила, что не оставит всего происшедшего без последствий. Тем более что у нее на руках был козырь — аудиозапись. Юрист пояснил, что ей необходимо написать заявление в прокуратуру. Но районная прокуратура находилась в том же здании, что и РОВД. А подойти к месту, где ей пришлось пережить жестокий «допрос», Ирина не могла себя заставить физически.

После недельных размышлений Ирина Трофимова 1 ноября обратилась в Управление внутренней безопасности УМВД Украины в Донецкой области. Там ее выслушали вежливо, попросили изложить те события письменно. Заявление приняли и пообещали вызвать в случае необходимости, но на момент публикации пока не вызывали.

Одновременно с этим Ирина Трофимова обратилась за помощью к небезызвестному в Донецке Александру Хрякову. Сейчас он известен журналистам как глава общественной организации «Комитет избирателей Донбасса», но Ирина Трофимова знала его как уполномоченного по защите прав предпринимателей. Хряков от своего имени обратился к губернатору с просьбой рассмотреть этот случай на коллеги областной администрации.

В комментарии нашему изданию Александр Хряков был более чем эмоционален. На вопрос, можно ли считать эту «беседу» попыткой взять магазин Ирины Трофимовой под «крышу», он ответил: «Это не попытки взять под крышу, это возмущение, что «ты еще не у нас под крышей»! да как ты смела, сучка такая! На тебе наручниками к батарее, бл…, и головой об стекло! Я сейчас это говорю, у меня дух спирает. В Двадцать первый век, век космических побед и отправления спутников к Марсу, три корректных пацана, бл…, в милицейской форме занимаются чуть ли не изнасилованием личности, избиением с целью коррупционных действий!».

По его словам, к подобному выводу его склонили два обстоятельства. «Во-первых, данный господин Боднарук работает в отделе, в подведомственность которого абсолютно не входит рассмотрение работы магазинов, взаимоотношения по хозяйственной деятельности, нанимание сотрудников. Он несовершеннолетними должен заниматься», — пояснил свою позицию Хряков.

«Во-вторых, весь этот разбой и побоище, учиненные сотрудниками милиции, проходил в помещении Ленинского РОВД, где находится и прокуратура. Если бы это были попытки, стали бы себя так милиционеры вести? Они вели себя уверенно, нагло, цинично. Четко зная, что за это им ничего не будет», — продолжил он.

По словам Хрякова, это далеко не первый случай подобного обращения с предпринимателями со стороны сотрудников милиции. «За десять лет работы в Союзе предпринимателей я столько мерзости, столько гноя этого насмотрелся. Вы можете себе представить, каково людям? Они теряют последнее, за счет чего стараются выжить», — заключил Александр Хряков.

Больше всего в этой истории пугает то, что нечто подобное может произойти с кем угодно. Ирина Трофимова всегда считала себя законопослушным человеком. Когда открывала магазин, полгода покорно бегала по всем инстанциям и собирала документы. Она, закончившая в свое время торговый техникум, просто ничего больше не умела, кроме торговли. Муж, оставшийся инвалидом после производственной травмы на ДМЗ, взялся помогать жене в семейном бизнесе. Здание небольшого магазинчика строил собственными руками.

Никогда никто из них не мог подумать, что когда-нибудь им придется испытать на себе весь богатый арсенал «милицейских» методов допроса. Из приведенного разговора до сих пор непонятно, ЗАЧЕМ это все понадобилось милиционеру Боднаруку, который, вообще-то, обязан бороться с малолетней преступностью.

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (14)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.