Общество

Мовный заговор

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
04.02.2008 / Евгений Шибалов
Мовный заговор

Родители, как правило, очень легко отдают заботу о детях и ответственность за них в чужие руки: воспитателям и учителям, врачам и репетиторам и т.д. Более того, родители этим людям доверяют. Забывая о том, что сами по себе педагоги – механизм передачи только того разумного, доброго и вечного, которое утверждено Министерством образования. Где вне зависимости от меняющихся калейдоскопом премьер-министров прочно окопались люди со «свидомыми» взглядами, готовые растить из наших детей тех самых украинцев, которые «думают по-украински». Увы, почти всегда думать по-украински – это значит врать, заблуждаться и ненавидеть.

Так, сегодня нашим детям в школах, и даже еще в дошкольных заведениях, настойчиво «впаривают» простую мысль – «кляти москали» гнобили нашу мову, хотели нас всех злобно русифицировать, а это почти как геноцид. Поэтому настоящий украинец должен москалей всячески недолюбливать, и это гнобление в прошлом дает право на любые пакости по отношению к москалям в настоящем и будущем.

СБОЙ ПРОГРАММЫ

Надо отметить, что педагоги, люди подневольные, такую вот «программу» оттараторивают как-то вяло, без души. К счастью. К еще большему счастью люди, которые искренне во все это верят, интеллектом и кругозором не обезображены, а потому пояснить и аргументировать свои мантры свидомита не в состоянии. Ходит такой шароварный патриот и медитирует: гнобили мову, мову гнобили, мокасли нашу мову… того… гнобили…

И какой-нибудь любознательный ребенок, несмотря на такую оболванивающую обработку, обязательно ведь спросит: «А зачем?».

…И вот тут-то у национально озабоченного камрада происходит сбой программы. Но на помощь приходит генератор случайных чисел. Просветлев лицом, свидомый дядька отвечает: а не любят они нас! А не любят потому, что боятся «маленький, но гордый нация». Из-за таких национально-шароварных, пардон, идиотов наши дети с самого детства теперь получают прививку антимоскальской озлобленности. В тонком и хрупком мире детского сознания, в географии его маленькой Вселенной северо-восток вдруг оказывается заселенным беспричинно жестокими и беспросветно тупыми существами по имени «москали». Наверное, дяде из Ростова и тете из Воронежа тяжело приходится там жить, среди этих самых «москалей»... Попробуйте теперь представить хотя бы на миг всю тяжесть моральной травмы, когда ребенок выяснит, что дядя с тетей и есть «москали»…

Подчеркнем, что изначально ответа на вопрос «зачем?» в теме злобных москалей и их нападок на соловьиную и музыкальную «мову» рожденной (судя по всему, и зачатой - тоже) на холодных камнях Майдана нации не предполагается. Наших детей с раннего возраста учат не размышлять, их юные мозги набивают короткими и стреляющими фразами-истинами, как обойму – патронами.

Хотя, если вдуматься, каждый патрон в этой обойме – холостой. Каждая идеологема – фальшивка, каждый тезис - обман…

У ИСТОКОВ НОВОЯЗА

Это нам, искалеченным режимом советским школьникам, на уроках объясняли, что в истории любой процесс или явление следует рассматривать с точки зрения причин и предпосылок. Даже в контрольных работах заставляли писать не только даты и события, но и добавлять: «это стало возможным, потому что…».

Сейчас методы обучения – прогрессивные, и такими мелочами никто не «переймаеться». Хотя, повторимся, в безальтернативной истории, преподаваемой ныне, все шито белыми нитками. Начиная с самого-самого основного тезиса о том, что москали не любили «мову».

В отличие от нынешних современных учителей, детей и составителей учебных программ мы, по привычке людей, которые made in USSR, зададимся вопросом – а были ли у «москалей» причины не любить мову и ее носителей настолько сильно, чтобы страстно желать им обоим полного уничтожения?

Не было таких причин. А не было их еще и потому, что и самого украинского языка тогда как такового не было, и его существование было предметом довольно живой дискуссии в научных и духовных кругах. Когда некие ранние свидомиты предложили для школ несколько учебников на «украинском языке», киевский Цензурный комитет в своем заключении отметил: «…самое обучение во всех без изъятия училищах производится на общерусском языке, и употребление в училищах малороссийского наречия нигде не допущено. Самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не только не решен, но даже самое возбуждение сего вопроса принято большинством малороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может и что наречие их, употребляемое простонародьем, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши, что общерусский язык также понятен для здешнего народа, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для него некоторыми малороссами и в особенности поляками так называемый украинский язык…».

В 1863 году дискуссия между свидомыми и не очень жителями Малороссии на тему печатания книг и прочей макулатуры стала настолько шумной, что надоела даже обитателям очень далекого от этих мест города на берегу Невы. Настолько, что министр внутренних дел статс-секретарь Валуев подписал документ, известный ныне как «Валуевский циркуляр». О, каждый шароварный патриот знает, что такое Валуевский циркуляр! Это же прямое документальное свидетельство репрессий и гонений по языковому признаку! Однако вот вопрос: а сколько людей из тех, кто этот циркуляр хаял и в школах учил других его хаять, этот документ читали? Можно даже шутки ради попросить любого «свидомого» на память пару строку оттуда процитировать. Однако настоящий укронацик этот циркуляр и в глаза не видел, его слепой ненависти доказательства не нужны…

Между тем, это довольно рядовая бумажка, в которой министр МВД Валуев (вполне вменяемый, судя по его переписке, человек, в отличие от… ну, вы поняли, да?) предписывает до выяснения сути вопроса и вынесения официальных научных и законодательных заключений «…чтобы позволялись к печати только произведения на малороссийском языке, принадлежащие к области изящной литературы; пропуск же книг на том языке религиозного содержания, учебных и вообще назначенных для первоначального чтения народа, приостановится до разрешения настоящего вопроса»… Довольно разумное и взвешенное решение, никаких метаний как сейчас - от «разгоним ГАИ» до «дадим ГАИ диктаторские полномочия». Надо разобраться – значит, не будем пока пороть горячку и макулатуру тоннами выпускать.

Началась так любимая Виктором нашим Андреевичем «публичная дискуссия». В защиту украинского языка, который даже его приверженцы упорно именовали «малороссийским наречием», высказался министр народного просвещения. «Старание литераторов обработать грамматически каждый язык или наречие и для сего писать на нем и печатать весьма полезно в видах народного просвещения и заслуживает полного уважения. Посему Министерство Народного Просвещения обязано поощрять и содействовать подобному старанию», - ответили на запрос милицейского министра в Министерстве просвещения. Как это не похоже на наше нынешнее Министерство образования с его туполобой украинизацией! Если бы нечто подобное когда-нибудь написал или изрек любой министр образования Украины, ему бы родители школьников и учителя стоя аплодировали, можно не сомневаться.

Как частное лицо, поддержал министра просвещения Николай Костомаров. Он тоже накатал «телегу» Валуеву, и в архивах на оригинальном тексте письма значится, что министр МВД назначил Костомарову личную встречу, в ходе которой выслушал все аргументы радетеля за права угнетенных национальных меньшинств. Кстати, может, времена тогда были другие, помягче, что ли, но ярый украинист Костомаров не постеснялся наступить на горло собственной песне и написать министру на русском. Можно предположить, что и на встречу с Валуевым без переводчика ходил…

Главный жандарм высказался кратко и предельно ясно: «я в предполагаемом печатании книг на малороссийском языке, предназначенных для обучения простонародья, не нахожу ни пользы, ни необходимости». Почему – не пояснил. Ну, не видит, и ладно.

Ключевую роль тогда сыграла позиция православной церкви, исполнявшей в те времена функции «научного консультанта» государства по большинству гуманитарных, культурных и социальных вопросов. Обер-прокурор Святейшего Синода генерал Ахматов в ответ на письмо Валуева был весьма категоричен: «осуждая малорусский народ на обучение по книгам, писанным на малорусском наречии, мы лишили бы его весьма существенных умственных и нравственных выгод, заградив ему путь к весьма богатой, сравнительно говоря, русской литературе и заключив его в тесный круг скудной литературы малорусской, произведения которой легко пересчитать по пальцам. Так поступить, конечно, следовало бы, если бы у нас на уме был против Малороссии заговор, имеющий целью удержать ее навсегда в невежестве». Хорошо, что обер-прокурору памятников нигде не стоит, то-то было бы местечко для организации свидомых пятиминуток ненависти. Тем не менее, отметим – были люди, которые изучение «наречия» считали вредным.

И вот почему: «…малорусского книжного языка, за права которого восстали местные патриоты, еще нет, и его следует еще создать; общий русский язык, на котором доселе обучались и обучаются малорусские дети, доступен им в той же степени, как и детям великорусским». Короче говоря: а смысл?

«Даже предположив возможным его быстрое создание, нельзя еще иметь уверенности в том, чтобы этот новосозданный язык был для малорусских детей понятнее общего русского языка; что можно ожидать даже совершенно противного: ибо в этом новом языке по необходимости появилось бы множество спорных и условных речений и оборотов, никому, кроме их изобретателей, не понятных», - развивает мысль представитель Синода.

Сейчас его слова звучат то или насмешкой, то ли гениальным предвидением. А ведь это писал человек, который не дожил до узаконенного государством «мовотворення», до экспериментов и реформ в грамматике, до «дияспорного» языка в качестве литературного. Но уж тогда представлял, к чему могут привести перегибы в этом направлении…

«Малорусский народ весьма охотно, даже с любовию, учится по книгам русским и церковнославянским и в помысле не имеет искать для себя какого-либо еще особого языка, следовательно, намерения местных патриотов возникли вовсе не из потребностей народа, а устремлены на то, чтобы породить и искусственно развить в нем еще незнакомые ему желания, из удовлетворения которых и для него самого, и для всей России ничего, кроме вреда, произойти не может», - резюмирует г-н обер-прокурор.

Как в воду глядел, однако! Но его современникам повезло в том, что они нашли в себе достаточно благоразумия, чтобы к его советам прислушаться и «украинский вопрос» прикрыть на неопределенный срок.

N.B. А нам – не повезло. Глядя на то, что нынешняя система образования делает с нашими детьми, никак не идет из головы пассаж по поводу заговора, «имеющего целью удержать навсегда в невежестве». Во внутренней переписке между собой чиновники тогдашней власти признаются, что они такого заговора не задумывали. Но, может, современные «керманычи» решили все-таки попробовать? Начитавшись других философов и прочих умных людей, которые утверждали, что властям и правительствам при умном народе тяжело живется…

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (506)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.