Экономика

Добровольно-принудительная безопасность

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
06.12.2007 / Евгений Шибалов
Добровольно-принудительная безопасность

Может, это простое совпадение, но лишь после трагических событий на шахте Засядько донбасские ученые запустили в опытную эксплуатацию первый образец системы комплексной безопасности (СКБ). Первым обладателям СКБ стала макеевская шахта имени Кирова. В планах Минуглепрома – оборудование аналогичными системами еще 25 шахт. По словам зам министра угольной промышленности Владимира Фичова, в том числе – на шахту имени Засядько. Сейчас сложно представить, помогла бы такая система в страшную ночь 18 ноября, когда в результате подземного взрыва погибли более ста горняков. Но после этого нельзя пренебрегать ничем, что может дать горнякам дополнительную возможность спастись в случае аварии или избежать новых трагедий.

ЗАЩИТА ОТ ДУРАКОВ

Разработчики СКБ честно признаются, что ориентировались на исключение «человеческого фактора». Только застраховавшись от человеческих ошибок, от возможной некомпетентности или злого умысла можно сделать любую систему безопасности действительно надежной. Увы, недолгая история украинского углепрома знает слишком много примеров, когда растерявшийся в критической ситуации человек губил своих товарищей. Можно вспомнить аварию на шахте «Украина» в Селидово, когда из-за диспетчера, включившего реверс на воздуховоде, задохнулись все, кто еще оставался под землей. С одной стороны, решение было правильным – чтобы не разгорелся пожар, прекратить доступ воздуха к очагу возгорания. С другой – все, кого еще можно было спасти, получили струю угарного газа в легкие – надежнее, чем пуля в затылок.

Система, разработанная МакНИИ и институтом «Автоматгормаш» такую возможность исключает. Во-первых, доступ к потоку информации и «рубильнику» имеет не только шахтная диспетчерская служба. Полную картину происходящего могут наблюдать в режиме онлайн также горноспасатели и контрольный центр Минуглепрома. Информация со всех датчиков снимается посекундно и проецируется на электронную схему всего шахтного комплекса, затем по каналам спутниковой связи передается спасателям. «Умная» система сама подсказывает оператору, как следует расценивать происходящее – датчики на схеме либо успокаивающе горят зелеными огоньками, либо начинают менять цвета, сигнализируя о том, что что-то не так. В случае угрозы аварийной ситуации решение об отключении может принять не только диспетчер - отключить питание подземной выработки или заблокировать работу оборудования можно на любом этапе могут наблюдатели из штаба горноспасателей или диспетчеры министерства… В конце концов, даже не учитывая революционность разработки, просто удобно, что данные всех систем наблюдения выводятся на один пульт, а не по разным службам, как ранее. Комплексное наблюдение позволяет оценить ситуацию в целом.

Во-вторых, система оснащена тем, что Вячеслав Курносов, директор института «Автоматгормаш» и один из разработчиков, назвал «защитой от дураков». Принципиальное отличие СКБ от предыдущих систем состоит в том, что под землей больше никто не может блокировать автоматику. Раньше магнитный ключ-диод выдавался всем, начиная от звеньевого. Поэтому как только приборы начинали «возмущаться», что здесь опасно, а начальство возмущаться, что план «горит», шахтеры просто блокировали приборы и рубили дальше. В новой системе, уверяют ее создатели, это невозможно. Если это действительно так, то ученым удастся преодолеть один из основных факторов риска – пресловутый «человеческий фактор». Не секрет, что зачастую в погоне за добычей сами шахтеры и их начальство недооценивают либо сознательно преуменьшают степень опасности. Не исключено, что именно так и рождаются «аномальные» газодинамические явления – все потом пожимают плечами и удивленно говорят, что ничто вроде бы не предвещало беды… в том числе и заблокированные датчики…

По словам зам министра угольной промышленности Владимира Фичева, разработка обошлась государству в 2,8 млн. грн. Стоимость оборудования и монтажа для каждой шахты составляет еще в 0,5 млн. грн. Таким образом, отечественная разработка вполне может претендовать на звание не только одной из самых эффективных, но и одной из самых дешевых систем безопасности для угольных предприятий.

КРУГОВАЯ ПОРУКА

СКБ может совершенствоваться и далее. По словам разработчиков, сейчас рассматривается возможность оснащения стандартной экипировки горняков радиомаяком, чтобы оператор на пульте мог наблюдать не только за работой оборудования, но и за перемещениями шахтеров. По крайней мере, в случае аварии спасатели всегда точно будут знать, сколько людей в шахте и где они, кто застигнут взрывом, кто отрезан от своих завалом, а кому можно подсказать верное направление, чтобы можно было выбраться наружу.

Кроме того, система содержит «черный ящик», куда записываются все наблюдения. Таким образом, ученые надеются, что очень скоро у них появится база данных, и можно будет изучать вопросы безопасности с помощью статистического анализа, выделяя наиболее распространенные симптомы угрозы. Создание единого банка данных предполагалось еще в советские времена, но эта работа сдерживалась отсутствием автоматизированных систем сбора и хранения информации. Потом такие системы появились, но исчезло организационное единство горнодобывающего комплекса. Сейчас все это вновь пытаются «склеить».

Впрочем, гарантии, что все участники новой схемы контроля и наблюдения не выдвинут лозунг «ударим по мощи науки нашей круговой порукой», никто не даст. Раньше глаза на превышение нормативных параметров закрывали на шахте, остальные докапывались до сути произошедшего постфактум. Но кто поручится, что горноспасатель недрогнувшей рукой остановит работу подземной выработки? Ладно, один раз дежурный офицер проявит принципиальность. Но где гарантия, что в следующий раз не последует звонок «сверху», с того самого верха, куда директор шахты пожалуется на срывающих план по добыче угля спасателей. И начнутся начальственные фитили и стучание кулаком по столу: вы что же, мол, против экономического роста? Вы что же это все показатели срываете?

Усиление безопасности, вероятно, вызовет протест даже среди «благодарных» за заботу шахтеров. Если все делается «по науке», можно лишиться изрядной части заработка, поскольку в Донецкой области безопасных шахт нет, и если выставить датчик на положенные 1,5% (предельная концентрация метана), то работу придется останавливать едва ли не ежечасно. Поэтому во многих случаях горняки сознательно нарушают технику безопасности в погоне за доходами. И спасатель, который их спасает, станет злейшим врагом.

Наконец, среди недостатков новой системы можно выделить также и тот факт, что проблемы обмана контрольно-измерительной аппаратуры она не решает. Да, в условиях комплексного наблюдения увеличится количество приборов, которым нужно «заткнуть рот». Но разве это остановит «народных умельцев»? У них, кроме фольклорного трюка с «фуфайкой», есть еще масса запрещенных приемов. Этим сакральным знанием шахтеры делятся с кем угодно, искренне гордясь тем, что сумели обмануть хитрые приборы и свое начальство. Оказывается, можно еще просто протянуть шланг от воздухопровода к «морде» датчика, и прибор добросовестно будет докладывать «наверх», что в шахте – чистый воздух и никакого метана. А горноспасатели и ученые будут заниматься самым неблагодарным делом – спасать людей помимо их желания.

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.