Общество

Когда остается только верить

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
12.02.2007 / Роман Побережнюк
Когда остается только верить

Сегодня в Донецкой области под наблюдением врачей находятся свыше 88 тысяч онкобольных. Каждый год злокачественные опухоли выявляют еще примерно у 16 тысяч донетчан. Более того - только в прошлом году 11 тысяч жителей области умерли от рака. Известно, что люди прощаются с жизнью в страшных муках и врачи призваны облегчить их участь. Но, увы, домашние стены не лечат и в мир иной, мягко говоря, не всегда уходят безболезненно... Это при том, что в цивилизованном мире действует целая сеть хосписов (в переводе с английского - приютов), где онкобольные на обезболивающих доживают последние дни.

В ОБЪЯТЬЯХ СТРАХА

Недавно главный онколог Минздрава Украины Игорь Щепотин заявил, что «моральный статус общества отражается в наличии хосписов. Каждый имеет право уйти в мир иной достойно!». Сейчас в больницах держат не слишком долго, ибо дорого. Пролечили, сделали операцию - и домой. Но, по словам опытных онкологов, даже пациентам, состояние которых стабилизировалось, периодически требуется курс медикаментозной поддержки. И, по большому счету, «это также входит в функции хосписов».

Нам стала известна шокирующая статистика: на данный момент в регионе всего... два учреждения для оказания медицинской и медико-социальной помощи неизлечимым и трудноизлечимым пациентам. Один хоспис государственный - в Донецке, второй частный – в Моспино.

Как сообщил изданию «УРА-Информ.Донбасс» начальник областного управления здравоохранения Александр Анищенко, «в каждом городе области давно назрела необходимость открытия хосписов и этим должны заниматься местные органы власти». По его словам, о создании таких учреждений «сейчас раздумывают Донецк, Макеевка, Мариуполь, Горловка и Краматорск. Все пока упирается в финансирование».

Вместе с тем, как рассказала нам заместитель начальника Донецкого управления здравоохранения Галина Готовкина, в шахтерской столице вот-вот на базе одной из больниц откроется городской хоспис, рассчитанный на 40 коек. Она отметила, что «в медучреждение будут принимать не только онкобольных - в сестринском уходе нуждаются и пациенты других профилей».

СО СМЕРТЬЮ НА «ТЫ»

Журналист «УРА-Информ.Донбасс» побывал в хосписе, где вселяют веру и облегчают предсмертные страдания. Переступив порог этого учреждения, попал в полумрак и тишину. Кажется, что даже от стен веет умиротворением. В каждой палате висят иконы. В вестибюле полочка с православной литературой.

«Наша задача - оказать помощь тем онкобольным, которым специальное лечение не показано, но они нуждаются в какой-то помощи, в облегчении физических страданий...», - рассказывает заведующий отделением интенсивного сестринского ухода Донецкого областного противоопухолевого центра Дмитрий Шкарбун.

По его словам, если за границей в хосписы кладут умирать, то у нас еще и для того, чтобы «улучшить состояние человека с целью проведения дальнейшего лечения». К примеру, человек прошел тяжелейший курс химиотерапии и ему нужно снять интоксикацию организма.

Исцеление во многом зависит от силы воли человека. Однако, как отметил Шкарбун, «очень многие занимают пассивную выжидательную позицию. Они говорят, вот вы, врачи, делайте, что положено. А мы в сторонке постоим, да как наблюдатели посмотрим, что у вас из этого выйдет... Так, половина наших подопечных умирают в стенах этого отделения».

Вместе с тем, если мужчина говорит, что у него семья, которую надо на ноги поставить или женщина помнит о маленьких детях – то эти пациенты, скорее всего, будут жить. «Сложно беседовать с теми, у кого плохой прогноз, в тех случаях, когда знаешь, что человека реально не излечишь. Правда, в любом случае больным говорим, что шанс на исцеление есть. Мы никогда не оставляем человека без помощи до самой последней минуты», - рассказывают сотрудники хосписа.

Помимо врачебных назначений, они пытаются правильно поговорить с пациентами и их родственниками, поскольку «очень часто люди попадают сюда с необоснованными ожиданиями». Персонал хосписа иронизирует: нам можно сериалы по телевизору не смотреть - у нас каждый день драмы похлеще разыгрываются: «смерти сплелись в цепь непрерывных драматических событий».

Нередко онкобольные утешение находят в обращении к Богу и правильном отношении к житейским мелочам. Именно поэтому, как советовал ныне почивший отец Зосима, они читают молитву «Оптинских старцев», ведь мудрее слов и не сыскать...

«ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС!»

Заходим в палату поговорить с пациентами. В небольшой комнате две кровати, с которых две пары глаз уперлись в нас взглядом. Знакомьтесь - Владимир Сергеевич, верит Бога. И Владимир Савельевич – атеист до мозга и костей.

Владимир Сергеевич считает, что его жизнь прошла в суете. «Мучительно больно за прожитые годы - стыдно, что к Богу пришел лишь к концу жизни», - делится он. Зная свой диагноз и свой прогноз, мужчина получает необходимое лечение, и без уныния смотрит в будущее.

Началось все осенью прошлого года, когда скорая помощь привезла его в донецкую больницу №26. Сразу же он попал на операционный стол, после чего ему вынесли вердикт «рак». Ночью в реанимации, утверждает Владимир Сергеевич, будучи без сознания, видел себя сверху зашитым с двумя трубками, торчащими из живота. И это не единственная странность. За три года до этого он во сне увидел то место, где его прооперировали.

Тогда на Западной Украине, вернувшись из Почаевской лавры, он прилег - и заснул. «Мне снилось, что я в родном Донецке, - делится наш собеседник. – Трамвай, на котором ехал домой, сошел с рельс и остановился на косогоре. Впереди жуткое зрелище - загон, как для скота, но в нем люди в серых одеждах. Чувствую, меня туда как будто что-то тянет – я стал возмущаться... Кричу, мне надо на небо!!! А голос мне говорит: «Взлетай, мы тебя не держим...» Я бегал, прыгал, но не смог подняться. Смотрю, а рядом женщина в белых одеждах парит над землей, но она не в силах достучаться до небес. Я слышу ее голос: «Да, оце рогаті не пускають - стовбець витягнула...». И тут же взгляд выхватил ровный свежевыкрашенный заборчик, а на нем одной штакетины не хватает... И тут я проснулся в холодном поту».

Кстати, о пророчестве. Все бы ничего, если бы Владимир Сергеевич не попал именно в ту в больницу, мимо которой наяву ходит трамвай, во сне сошедший с рельс. Сейчас верующий пациент мечтает не столько об исцелении на земле, сколько о том, чтобы Бог его принял, чтобы пройти мытарства и не оказаться в аду. Предвидя улыбку читателей, отмечу, Владимир Сергеевич, по заверениям специалистов, психически здоров.

«А у меня все абсолютно по-другому... – подключился к нашей беседе Владимир Савельевич. – Я бывший коммунист, мастер спорта Советского Союза, работал замом начальника отдела областного исполкома. Поэтому твердо уверен: “Богом обязан быть врач”».

Владимир Савельевич лежит в этом отделении второй раз и мечтает выздороветь. Он вспоминает молодость: «ходил по святым местам как на экскурсию в музей». При этом он добавил: «Сны мне снятся, но я их не помню».

Не смотря ни на что, все пациенты, с которыми удалось пообщаться, верят в чудо. За рубежом люди фаталисты и считают, что если диагноз «рак», то это все. В Донбассе более активная лечебная позиция. Наши онкологи не складываю оружие до последнего!

ДОНЕЦКИЕ ОНКОЛОГИ ТВОРЯТ ЧУДЕСА

Как рассказал нам профессор Игорь Седаков, главный врач Донецкого областного противоопухолевого центра, чаще всего мужчины заболевают раком легкого, а женщины – раком молочной железы. Если вовремя выявить злокачественную опухоль, что бывает не часто (люди в большинстве своем не ходят на медосмотры), высок процент того, что пациент выживет.

По его словам, «на данный момент можно утверждать, что рак излечим на начальных стадиях. Но люди зачастую приходят, когда очень сильно припечет - на третьей, а то и на четвертой стадии заболевания, когда шансы выздороветь близки к нулю».

Вместе с тем сейчас в Донбассе такие методы лечения онкобольных, каких в Евросоюзе пока нет. «Все уникальные методики лечения рака, используемые донецкими онкологами, разработаны в стенах областного противоопухолевого центра», - подчеркнул Седаков.

К примеру, врачи могут сделать так, что после полного удаления пораженного раком желудка функцию переваривания пищи возьмет на себя тонкая кишка и пациент сможет полноценно кушать. Кстати, сейчас медики не отказывают в помощи онкобольным с метастазами - например, оперируют, используя температуру минус 160-180 градусов для замораживания опухолей и метастазов. Кроме того, внедрена внутриартериальная химиотерапия при раке легкого, когда препараты вводят непосредственно в пораженную опухолью зону. Сегодня в Донбассе активно используют перспективную методу сварки живых мягких тканей, позволяющую полностью избежать кровопотери.

Чтобы повысить качество оказываемой медицинской помощи, онкологам области дополнительно требуются дыхательная и наркозная аппаратура, аппараты слежения. А еще банальные хирургические инструменты, операционные столы и лампы-светильники. Вы не поверите, большая часть онкологических диспансеров области оснащена радиологическим оборудованием (лучевая терапия применяется в запущенных случаях), на котором лечили еще 30-40 лет назад.

По данным Донецкого облздрава, в рамках национальной программы «Онкология» выделяют деньги на химиотерапию (правда, «на 100% потребность в химиопрепаратах не покрывается») и последние два года закупают диагностическое и лечебное оборудование.

На врачевание одного онкобольного государство выделяет не более пяти гривень на день.

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (1)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.