Общество

Супербольной Петренко, или Наследник Шуры Балаганова. Ч.1. Ворошиловское «правосудие»

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
13.10.2009 / Вячеслав Гарбуз, Илья Колесников
Супербольной Петренко, или Наследник Шуры Балаганова. Ч.1. Ворошиловское «правосудие»

Сегодня часто критикуют правоохранительные органы, но несмотря ни на что, в чем-то верят прокурорам, операм и прочим бойцам невидимого фронта. Считается, что они делают тяжелую, грязную, но необходимую работу, с которой больше никто не справится. Журналистам «УРА-Информ.Донбасс» пришлось на своем опыте убедиться, что даже абсолютно неподготовленный человек, но относящийся к своей работе добросовестно, заткнет за пояс уголовный розыск и прокуратуру. «Если где-то человек попал в беду, со своей бедой пускай идет в …», - издевательски перефразировали неизвестные пересмешники милицейский гимн. Как всегда, народные таланты попали в точку.

Днепропетровский бизнесмен Геннадий Петренко находился в розыске два года. И вся доблестная милиция не могла напасть на след провинившегося. «Кто ищет, тот всегда найдет», и как мы покажем далее, большого труда для этого не надо. Участник нескольких крупных скандалов с крымской недвижимостью, фигурант ряда уголовных дел в разных регионах Украины на сумму свыше 5 млн грн, в конечном итоге оказался в Донецке.

«Остап увидел ошеломленное лицо Балаганова.
Бортмеханик еще и сам не понимал, что случилось,
а его уже держали за руку, в которой крепко была зажата
грошовая дамская сумочка с мелкой бронзовой цепочкой.
— Бандит! — кричала женщина. — Только отвернулась, а он…
Обладатель пятидесяти тысяч украл сумочку, в которой
были черепаховая пудреница, профсоюзная книжка
и один рубль семьдесят копеек денег. Вагон остановился.
Любители потащили Балаганова к выходу.
Проходя мимо Остапа, Шура горестно шептал:
— Что ж это такое? Ведь я машинально»

Ильф и Петров «Золотой теленок»

Многие люди попадались на дурацких поступках, обусловленных старыми привычками, отказаться от которых было выше их сил. Одним из наследников Шуры Балаганова стал 53-летний Геннадий Петренко. Разница только в том, что во времена Шуры наказание за подобное было неотвратимым. А сейчас «возможны варианты». Отечественная Фемида готова предложить широкий спектр услуг: от штрафа в 17 грн за убийство до освобождения в зале суда за незаконную торговлю донорскими органами.

22 сентября 2009 года Геннадий Анатольевич Петренко, проходящий в качестве обвиняемого по нескольким резонансным делам, был задержан работниками Ворошиловского районного ОБЭП после того, как почти два года скрывался от правосудия, и доставлен в Донецк. В тот же день Ворошиловский районный суд постановил… отпустить задержанного под подписку о невыезде. Зачем ловили, спрашивается?

История злоключений жертвы собственной жадности тянется с 2005 года. До того Геннадий Петренко занимался бизнесом, который заключался в разгосударствлении объектов народного хозяйства и последующей перепродаже. Одним из таких приобретений днепропетровского бизнесмена стала бывшая здравница Днепропетровского завода «Южмаш» - лечебно-оздоровительный комплекс «Марат» в Крыму. Того самого завода, который дал Союзу ракеты, а независимой Украине – Леонида Кучму, променявшегося директорское кресло на премьерское, а после и на президентское.

Зачем Леонид Данилович сделал земляку такой щедрый подарок, установить не удалось. Примечательно, что во время каденции экс-гаранта никаких проблем у Геннадия Анатольевича и его партнеров по бизнесу (о них позже) не возникало. Петренко разбазаривал комплекс направо-налево, сдавая «дніпропетровським друзям» корпуса в долгосрочную аренду, распродавая «Марат» своим родственникам и предприятиям, владельцем которых он являлся. И если первоначально советский «Марат» занимал территорию 15 га парковой зоны, то к окончанию славной деятельности демократа Гены это уже был «клаптик земли» в 7,5 га.

После «Оранжевой революции» Петренко было уже трудно одному тянуть рекреационную ношу, и он занялся поисками партнеров по бизнесу. На этом этапе его пути и переплелись с донецкой корпорацией «Илиташ», и впоследствии Геннадий Анатольевич решил все же продать оставшиеся 7,5 га корпорации. Кто именно стал инициатором той сделки, точно неизвестно. Сам днепропетровский бизнесмен в интервью «Газете по-украински» заявлял, что продать «Марат» его вынудил основатель корпорации, ныне - народный депутат Игорь Шкиря, который, якобы, лично потребовал отдать ему здравницу. С другой стороны, источники в окружении нардепа утверждают, что «регионал» этой покупки не планировал. По их версии, Геннадий Петренко, рассорившись с давними днепропетровскими друзьями, решил в знак протеста продать санаторий кому угодно, но только не своим. Поэтому и предложил купить «Марат» корпорации «Илиташ», имевшей свои интересы в туристической отрасли. «Причем ему дали нормальную цену, и все разрешилось как нельзя лучше», - подчеркнул собеседник издания. Здравница получила юридический адрес в Ворошиловском районе Донецка и солидные вложения в ремонт инфраструктуры.

Готовясь распрощаться со своим разворованным детищем, у предприимчивого Петренко открылось второе бизнес-дыхание, которое сопровождалось безудержным желанием унести с собой восвояси (типа подальше от «Марата») всего-всего и как можно больше. Но выяснилось это впоследствии. В 2008 году. Новые владельцы лечебно-оздоровительного комплекса получили «предъяву» от налоговой инспекции Ворошиловского района Донецка, которая провела проверку документации и обвинила «Марат» в злостном уклонении от уплаты налогов. Причем в особо крупных размерах – на сумму в 300 тыс. грн. Причем «недоимки» были выявлены в период с 01.04.2005 по 30.06.2005. Причем в заключении налоговики черным по белому указывают, что ответственным за финансово-хозяйственную деятельность в проверяемый период был Генеральный директор ООО ЛК «Марат» Петренко Геннадий Анатольевич (с 21.04.2001 по 13.02.2007).

Оказалось, что в период совместного управления здравницей и пока шло оформление сделки купли-продажи, земляк экс-президента решил, что с «донецких» не убудет, если он прихватит на память о крымском курорте еще пару чемоданов денег в национальной валюте. В частности, Петренко от имени «Марата» перечислил по договору подряда от 01.04.2005 г. некоему ЧП «Стройконтракт» 1 454 000 грн. В ходе налоговой проверки 2008-го года ревизоры установили, что деньги были заплачены неизвестно за что. Ибо указанные в договоре работы так и не были произведены, и, судя по всему, выполнять никто не собирался. Полтора миллиона гривен фискальные органы сочли сокрытыми от налогообложения посредством фиктивного списания на валовые затраты. Соответственно, налоговики предъявляют свои обоснованные «фе» действующему руководству «Марата».

И получилось, что за деяния «днепропетровских» уже должны были отвечать «донецкие».

«В последовавшее затем серенькое утро
железнодорожный кооператив «Линеец»,
в котором горбун был заведующим, а его веселые
товарищи — членами правления и лавочной комиссии,
закрылся для переучета товаров. Каково же было горькое
удивление ревизоров, когда они не обнаружили
в магазине ни муки, ни перца, ни мыла хозяйственного,
ни корыт крестьянских, ни текстиля, ни рису»

Новое руководство «Марата» пошло правовым путем. Накатало «телегу» в прокуратуру Ворошиловского района Донецка. Прокуратура, надо сказать, тянуть резину не стала и возбудила уголовное дело по трем статьям УК: 1) ст. 191. ч.4 - присвоение, растраты и завладения чужим имуществом служебным лицом в крупных размерах, 2) ст. 212, ч.2 - умышленное уклонение от уплаты налогов и сборов и 3) ст. 366.ч.2 – служебный подлог, внесение в официальные документы заведомо ложной информации. Правда, прокурорские оставили себе привычную лазейку, возбудив дело «по факту», а не «в отношении». Хотя в поданном заявлении и приложенном к нему акте налоговой инспекции указывалось, кто конкретно был материально ответственен за финансовые бесчинства, с предоставлением паспортных данных, идентификационного номера и прочих опознавательных знаков.

С возбуждения уголовных дел «по факту» неоднократно начиналось успешное «отмазывание» от правосудия VIP-обвиняемых. Так проще в рамках нынешнего процессуального законодательства. Экс-министр Рудьковский, мажор-убийца Калиновский (с которым у нашего героя найдется много сюжетных параллелей), один веселый, но буйный капитан милиции из Донецка, водитель джипа из Макеевки… Список бесконечен. Поэтому адвокаты буквально ложатся костьми, чтобы обеспечить своим подзащитным возбуждение дела «по факту».

Тем не менее, после того, как нашим доблестным правоохранителям не удалось встретиться лично с обвиняемым, он был объявлен в розыск. Геннадия Анатольевича искали два года. О том, как наши «органы» разыскивают злоумышленников, можно рассказывать часами. Причем сюжеты будут такие, что комиссар Жюв в исполнении Луи де Фюнеса или нелепый следователь из фильма «Такси» будут рыдать от зависти. Та же Ворошиловская районная прокуратура очень долго не могла разыскать Бориса Пенчука, который в это время давал пресс-конференции, устраивал презентации своей книги и вообще вел очень активную общественную жизнь.

Не менее забавная история приключилась, когда прокуроры «боролись» за права трудящихся предприятия «Донбассдомнаремонт». Когда предприятие отказалось выдать своим пенсионерам документы, подтверждающие стаж работы, пролетарии бросились искать правды в правоохранительных органах. Далее дадим слово газете «Донецкий кряж», которая цитирует одного из работников: «На наши обращения из прокуратуры Ворошиловского района Донецка пришел ответ, что привлечь к уголовной ответственности директора КСП «Донбассдомнаремонт» Клеца не имеем возможности, он-де в бегах, принимаются меры к его розыску. В этот же день мы поехали на предприятие. И что вы думаете? Директор был там, на рабочем месте».

Но отдадим должное ворошиловским «прокураторам» - Геннадия Петренко все-таки нашли 22 сентября 2009 года. Где бы вы думали? Конечно, на родине – в Днепропетровске. К тому времени стараниями следователей прокуратуры уголовное дело выросло до двадцати томов, а сумма налоговых претензий к экс-директору крымской здравницы увеличилась до полумиллиона. Но кроме прокуратуры, есть еще и суд, наш самый гуманный суд в мире…

«Козлевич против своей воли снова погрузился в пучину
Уголовного кодекса, в мир главы третьей,
назидательно говорящей о должностных преступлениях»

Согласно процедуре, решение о выборе меры пресечения задержанного устанавливает суд. Но судья физически не в силах знакомиться дословно с каждым уголовным делом, которое в нашем случае разрослось до двадцати томов. Поэтому к этим томам прикладывается «выжимка» в форме Представления прокуратуры, в котором излагается суть дела и указываются требования прокурора по отношению к задержанному. По сути, как представится дело прокуратуре, так она и представит его в своей «мини-рецензии», так ее и прочитает судья, так и вынесет решение. В итоге, самый гуманный в Донецке Ворошиловский районный суд на рассмотрении вопроса о мере пресечения Петренко, разыскиваемого в течение двух лет, внимательно прочитал Представление и исключительно в силу природного гуманизма вынес вердикт – отпустить днепропетровского «курортника» на подписку о невыезде. Зачем? Чтобы он снова куда-то пропал?

А теперь читаем Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которому (ст. 155) «взятие под стражу как предупредительная мера применяется в делах о преступлении, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет». При этом нашему герою инкриминируют три статьи, которые мы указывали выше. Теперь упомянем и предусмотренные этими статьями сроки: пять, пять, восемь. Ни одной «трешки»… Не говоря уже о том, что злостное нежелание сотрудничать с органами тоже надо было учесть как отягчающее обстоятельство. Прокуратура Ворошиловского района пообещала «УРА-Информ.Донбасс» прокомментировать всю ситуацию со злосчастным Петренко, но … после вынесения приговора, а пока, мол, решение о мере пресечения – это решение судьи, за которое прокуратура ответственности не несет. Но весь вопрос-то в том, что когда будет вынесен приговор, то уже контролировать следствие будет поздно, а наш герой с чисто украинской фамилией будет где-нибудь в Израиле, или того дальше.

- Понимаете, Бендер, - сказал Шура, -
все кодло село в нашу «Антилопу»...

Милиция искала Петренко два года. При этом, как оказалось по факту, никто ни от кого не скрывался. В качестве благотворительной помощи родной правоохранительной системе бескорыстно делимся некоторыми секретами, как можно было найти неуловимого Гену.

В наш век информационных технологий Интернет – помощник сыщика. Потерявшийся Петренко нашелся… Где бы вы думали? Конечно, на «Одноклассниках», где ведет активную «работу» уже практически год.

Супербольной Петренко, или Наследник Шуры Балаганова. Ч.1. Ворошиловское «правосудие»
Гена Петренко, 53 года, Украина, Днепропетровск

Вот и статистика активности пользователя «Гены Петренко»:

«Гена Петренко и Сергей Декаль теперь друзья - 08.08.2009
Гена Петренко и Сергей Мирошниченко теперь друзья - 08.08.2009
Гена Петренко и Andrey Miron теперь друзья - 08.08.2009
Гена Петренко добавил комментарий к личной фотографии пользователя Вячеслав Спальвин - 25.05.2009
Гена Петренко добавил сообщение в своем форуме -16.05.2009» и т.д. и т.п.

А это только часть тематических сообществ, в которых общается пользователь «Гена Петренко»: «Dnepropetrovskij institut fiskulturi i sporta», «Ансамбль танца "Радость" ДК Машиностроителей», «Казаки», и, конечно, группа «ПЕТРЕНКО - это звучит гордо!!!!»

Там же в разделе «Друзья» обнаружены его бизнес-партнер Юрий Цыбульский, который также рассказывал журналистам о притеснениях со стороны «донецких», адвокат и какой-то мрачного вида молодой человек – то ли охранник, то ли помощник, то ли все вместе. Охранник, кстати, заодно продемонстрировал и особые приметы, разместив на своей страничке снимки, на которых видна оригинальная татуировка на плече.

Нужно учитывать, что Интернет анонимен, но в социальных сетях люди указывают настоящие имена, фамилии и прочие данные. Да и по фотографии, кругу друзей также со 100-процентной уверенностью можно понять, что это именно ОН! А выйти на нужного человечка под псевдонимом или через группу «друзья» вообще не составит труда. Просто очень нужно захотеть найти человека, уважаемые наши правоохранители. Ну, а дальше – вопрос техники…

Супербольной Петренко, или Наследник Шуры Балаганова. Ч.1. Ворошиловское «правосудие»
Юрий Цыбульский, 47 лет, Украина, Кривой Рог
(ему Петренко «отдал» корпус №4 «Марата»)


Супербольной Петренко, или Наследник Шуры Балаганова. Ч.1. Ворошиловское «правосудие»
Andrey Miron, 26 лет, Украина, Днепропетровск - Одесса


Супербольной Петренко, или Наследник Шуры Балаганова. Ч.1. Ворошиловское «правосудие»
Елена Афонина, 30 лет, Украина, Кривой Рог
(юрист, представляющий Г.Петренко в суде)

- Мне один доктор все объяснил, - продолжал Остап, -
заграница - это миф о загробной жизни.
Кто туда попадает, тот не возвращается.
- Прямо цирк! - воскликнул Шура, ничего
не поняв. - Ух, как я теперь заживу!

Итак, выпущенный на подписку районным донецким судом Петренко обнаружился в кардиологическом отделении ДОКТМО им. Калинина. Здесь же у входа топталась вся «страничка друзей» с «Одноклассников» на своих роскошных машинах. Их явно раздражало присутствие журналистов – и, действительно, наверное, тоже 2 года своего дружбана не видели, а тут мы еще с микрофонами да телекамерами. К самому бизнесмену представителей СМИ не допустили, сославшись на тяжелое состояние последнего, что он, дескать, находится аж в реанимации.

Дай ему Бог здоровья, конечно, но вот, однако, еще одна тенденция: как только VIP-персона относительно крупного калибра оказывается в поле зрения правоохранительных органов, у означенной персоны сразу начинаются проблемы со здоровьем. Не иначе злобные милиционеры порчу наводят. Вспомним, к примеру, упомянутого выше Рудьковского. В Париж с девками летал – здоров был, как бык. Как только получил повестку, сразу стал на коляске инвалидной кататься. И бриться бросил от бессилия… А сколько прятался в больничной палате мажор Калиновский?

Медики подчеркивают, что обязаны помогать любому человеку, вне зависимости от его отношений с законом. «В нашей больнице оказывается ургентная (неотложная – ред.) помощь всем больным, которые в ней нуждаются, независимо от того, находится он под следствием или нет», - пояснил заместитель генерального директора ДОКТМО Андрей Сагалевич, в вотчине которого находился больной Петренко. Андрей Игоревич нам тактично пояснил, что без согласия больного разглашать любую информацию о состоянии его здоровья врачи не могут. «Вот и прекрасно, так идемте в палату к Петренко и спросим у него это согласие», - обрадовались мы. И что самое интересное, замгендиректора ДОКТМО не возражал. Он направил нас в кардиологическое отделение к Петренко, чтобы лечащий врач уточнил о желании больного общаться с прессой.

Спустя 5-7 минут мы в предвкушении встречи с нашим больным и изможденным героем были в отделении. Дежурный врач для проформы на всякий случай позвонил начальству. Что-то выслушивая от Андрея Сагалевича, врач передал нам трубку. «Извините, но следствие нам запретило давать хоть какие-нибудь комментарии по поводу этого больного. Даже с его согласия», - услышали мы «диагноз» замгенерального директора.

Мстительный Козлевич продолжал ехать рядом и дразнить
врага монотонным чтением карманного уголовного требника:
— «Присвоение должностным лицом денег, ценностей или
иного имущества, находящегося в его ведении в силу его
служебного положения, карается…»
Совслуж трусливо убегал, высоко подкидывал зад,
сплющенный от долгого сидения на конторском табурете.
— «… лишением свободы, — кричал Козлевич вдогонку, —
на срок до трех лет»

Тем временем, вокруг палаты, где находился Петренко, кипела активная жизнь. Кроме наших журналистов, с горячим желанием взять интервью у прижимистого бизнесмена (или хотя бы удостовериться, что он еще не скрылся, а действительно находится в палате) в больнице побывал и оперативник УБЭП, который, впрочем, тоже отказался что-либо комментировать по этому поводу.

Донецкие медики «боролись за жизнь» VIP-больного вплоть до 25 сентября, пока в палату не нагрянули крымские правоохранители. Дело в том, что прокуратура АР Крым возбудила против Петренко (не «по факту», а конкретно против Геннадия Анатольевича) ряд уголовных дел на основании заявлений крымских, донецких и днепропетровских предприятий. Суммарно по этим заявлениям Петренко «кинул» бизнесменов на 5 млн грн «с хвостиком». Обвиняемого крымская милиция препроводила в Симферополь, состоялся суд, избрана мера пресечения - арест на 10 суток. Петренко положенные 10 суток не отсидел, он их отлежал … в больнице, в Симферопольской городской больнице №6. И … пропал. Но подробнее о крымских похождениях супербольного Петренко поговорим в следующей части нашего повествования.

Продолжение следует.

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.