Общество

Настоящих буйных много

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
17.01.2008 / Евгений Шибалов
Настоящих буйных много

Помимо всех природных и технологических напастей, Донецкую область может поджидать еще одна беда – изгнанные из больниц психически больные пациенты. Так, по крайней мере, считают рядовые психиатры. Активно претворяемая в жизнь областным медицинском начальством реорганизация сети психиатрических отделений и лечебных учреждений вызывает серьезные опасения врачей в том, что человек, ставший автором проекта «оптимизации», сам психически здоров.

Психиатры предостерегают, что в наших условиях замена традиционного лечения психических расстройств в условиях изоляции новомодным амбулаторным лечением может привести к тому, что по улицам наших городов бесконтрольно будет шастать тысяча съехавших с катушек граждан… А от этих граждан можно ждать чего угодно.

ШЕПОТОМ И С ОГЛЯДКОЙ…

А кто будет абы как языком
прожекты ляпать,
и денег на то с державной казны
требовать, того надлежит сечь
кнутом на площади нещадно
прилюдно, дабы другим неповадно было…

Из Указа Петра I

Оговоримся сразу, что врачи-психиатры, поделившиеся с нашими корреспондентами деталями гениального замысла реорганизации их службы, пожелали остаться неназванными. Остается только удивляться тому, что в бюджетных сферах с самой низкой средней заработной платой (медицина, культура, образование и пр.) мнение, отличное от начальского, высказывается шепотом и с оглядкой…

Вкратце, в проекте реорганизации психиатрической службы предлагается в 2008 году сократить на 20% число коек в психиатрических клиниках и отделениях, а больных перевести на дневной стационар – заставить их приходить днем только для принятия лекарств, а все остальное время оставаться на попечении родственников или одному.

Уже сейчас многие врачи жалуются, что койки-то сократили, а поступающих больных некуда размещать. План наполнения отделений выполнен и перевыполнен на 119%, больные с помощью медперсонала и родственников мастерят себе лежанки в коридорах и бытовых помещениях. Между тем родные правоохранительные органы не перестают снабжать больницы задержанными после совершения тяжких насильственных преступлений «психами». Обращаются с просьбами о госпитализации и сами больные.

Многие обращаются не потому, что обеспокоены своим здоровьем, а потому, что не имеют собственной жилплощади. Таких, по идее, медики должны оформлять в специализированные дома-интернаты для психохроников. Интернатов в Донецкой области насчитывается 5. Однако и здесь получается большая закавыка: вместить всех нуждающихся эти социальные заведения не могут, поскольку их «пропускная способность» невелика. Как констатируют врачи, заболевания, связанные с расстройствами психики, проявляются, в основном, у людей молодого возраста. Как это ни цинично звучит, естественная убыль в подобных приютах крайне низкая. Нуждающимся приходится долго ждать, пока освободится местечко. А вот успеют ли за время безнадзорности они совершить противоправное деяние – сей вопрос зависит только от воли Божьей. Или опять-таки, от медиков, которые могут скорректировать поведение больного человека, способного в любой момент стать социально опасным. Правда, могут они это сделать за счет коек в стационаре. Вряд ли бездомный больной станет добросовестно приходить на лечение.

А пока чиновники от медицины решили сократить в городской психиатрической больнице № 1 количество мест до 350 (минус 80), в городской больнице № 2 – до 380 и в областной больнице – до пятиста (минус 100). Всего в области, по предварительным данным, на улицу из больниц выгонят около тысячи психически нездоровых людей. Большинство пациентов – шизофреники.

Лечение без госпитализации - это американская мода. Именно в США такая форма лечения душевнобольных получила наибольшее распространение – в основном, в силу гипертрофированного уважения к правам человека в системе права и общественной морали. В Штатах человек превыше государства, и личные права важнее интересов страны. Поэтому там правозащитники в свое время выступили против госпитализации душевно больных людей, которые пока ничего плохого окружающим не сделали. Борцы за права человека аргументировали свои требования тем, что без прецедента совершения общественно опасного деяния госпитализация – ограничение прав граждан. Соответственно, под напором общественников (которые в США имеют гораздо больший политический вес, нежели в Украине, и по лоббистскому потенциалу спокойно могут дать фору всем республиканцам и демократам вместе взятым) законодательные собрания приняли изменения в местные нормативные акты. Поправки запрещают врачам не только принудительную, но кое-где даже и добровольную госпитализацию людей, у которых диагностированы шизофрения и паранойя – самые распространенные заболевания.

Последствия такой заботы о правах человека не заставили себя ждать. Жуткий случай, когда корейский студент устроил побоище в своем колледже, убив из пистолета двадцать пять человек, прогремел по всему миру. Но мало кто знает о том, что за день до того, как азиатский парнишка окончательно съехал с катушек и начал колошматить америкосов направо и налево, полиция, обеспокоенная жалобами студентов, проживающих с ним в одном кампусе, направила его на психиатрическое освидетельствование. Врач-психиатр, уважая права человека, определил его не социально опасным и назначил амбулаторное лечение. Именно на основании упомянутых выше поправок.

Но это случилось далеко за океаном, а рядом с нами есть неумолимая врачебная статистика и отечественные реалии. По словам психиатров, из тех больных, кто лечится не в стационарном отделении либо не лечится вовсе, примерно каждый третий возвращается потом на принудительное лечение по решению суда. Всегда – после совершения насильственного преступления: убийства, нанесения увечий, изнасилования и пр. После «оптимизации» на улицах Донецка появится еще тысяча буйных «психов», которые могут в любой момент сорваться и напасть на окружающих.

Специфика психических заболеваний в том, что только на ранних стадиях больной (добровольно либо под нажимом родственников) способен самостоятельно обратиться к врачам. Чем дальше крепнет «шиза», тем здоровее считает себя сам «псих». Ему кажется, что он вообще единственный здоровый человек в этом больном мире. Здоровее некуда… если бы еще не досаждали эти красные дракончики… и не шастали по пятам злобные гуманоиды… Как правило, в роли гуманоидов, от которых героически отбивается «шизик», выступают случайные прохожие, поскольку родных и близких психически больной человек перестает узнавать только на тяжелых стадиях заболевания. А вот представить в роли героя своего бреда незнакомого человека – легче легкого…

Врачи утверждают: если больного не положить в больницу в тот краткий миг просветления, когда он сам пришел к врачам, дальше будет только хуже. Это дисциплинированный американец может покорно жрать антидепрессанты и колоть прописанные врачом уколы. Хотя бы потому, что он за них со своей медицинской страховки кучу денег отвалил. Наш человек поступит по Высоцкому: «А медикаментов груды мы в унитаз, кто не дурак». Более того – многие и ходить за ними в дневной стационар не станут. И не ходят, кстати говоря.

Говорить об опасности для общества от выброшенных на улицы тысячи психически больных людей излишне. Тихих «психов» не бывает – почти у всех заболеваний в симптомах значатся немотивированные вспышки агрессии. Немотивированные с точки зрения здорового человека. Самому больному все понятно – раздражают его эти агенты галактических спецслужб, вот и сорвался. Ну, искалечил парочку… Так не со зла же… Просто достали… Впрочем, бывает, что после совершения насилия и сам больной не помнит, что его на это толкнуло. Смотрит на доктора, слюни пускает, улыбается загадочно и лихорадочно вспоминает: как же это так получилось, что он забил обрезком трубы какого-то дяденьку… А самое главное – зачем? Вроде раньше и не встречал его…

Слухов о целях затеянной реорганизации среди психиатров ходит много. Самые дикие – больницы хотят просто освободить для того, чтобы перестроить в загородные тренировочные базы или отели «под ЕВРО». Другие врачи на это отвечают, что их коллеги, видимо, слишком много общались с пациентами, и авторитетно заявляют, что такая оптимизация – необходимое условие для вступления в ВТО. Так че творится-то? С этим вопросом мы обратились к официальным лицам от медицины…

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД: ВСЕ – В ЕВРОПУ!

Ну а завтра спросят дети,
Навещая нас с утра:
«Папы, что сказали эти
Кандидаты в доктора?»…

Владимир Высоцкий,
«Письмо в редакцию…»

Официальные лица уверяют, что реорганизация неминуема. По словам начальника управления здравоохранения Донецкой областной государственной администрации Александра Анищенко, сокращение «посадочных мест» в психиатрических стационарах является частью стратегии развития системы здравоохранения в области, и планомерно производится уже несколько лет. «У нас не хватает врачей. Коек много, а врачей не хватает. Поэтому мы должны госпитализировать только тех, кому не помогает амбулаторное лечение», - уверен Анищенко.

В психиатрии, пояснила главный психиатр области Ирина Пинчук, стратегия развития представляет спроецированные на местные реалии европейские документы на тему помощи таким больным. Так, в Европе психиатрические стационары начали сокращать еще в 2005 году на основании плана развития охраны психического здоровья. Главная мысль, заимствованная оттуда – психически больных, наравне с другими инвалидами, нужно социально адаптировать, а не изолировать от общества. «Пока это проблема медицинская. Его (больного – ред.) направили в стационар, и он лежит в больнице. И нет проблем у общества. А когда он вне стен больницы, то его нужно и трудоустроить, и реабилитировать, и, при необходимости, переобучить. Сейчас существует нормативная база, и центры занятости имеют средства на программы трудоустройства инвалидов, в том числе с психическими расстройствами. Эти люди не должны быть в больнице. Они должны жить в обществе», - отметила Ирина Пинчук в комментарии нашему корреспонденту.

Переход на амбулаторное лечение предполагает, пояснили авторы идеи, что медицинские учреждения перестанут подменять собой социальные службы, и будут заниматься только своим делом – лечить, а не тратить деньги на оказание социальных, в общем-то, услуг по содержанию больного из медицинского бюджета. Поскольку речь идет о социальной адаптации больных, то и заниматься этим должны не медики. Врачи должны раздавать таблетки под яркой звездой либеральной Европы.

Общественную опасность психически больных, по мнению медицинских чиновников можно нивелировать за счет краткосрочной госпитализации в самые напряженные периоды болезни. «Есть период в течение болезни, когда человек может быть опасен себе и окружающим. Такое у нас в психиатрии есть. Такие люди – да, нуждаются в госпитализации. Но, поверьте, на четырех тысячах коек в Донецкой области мы сможем оказать помощь таким людям», - продолжает Ирина Пинчук.

Врачебные протесты главный психиатр объясняет мотивами весьма далекими от клятвы Гиппократа. «Сотрудники – не все, но часть – переживают за собственное место работы, это понятно. Здесь, прежде всего, идет забота не о качестве помощи пациентам, а о себе», - отметила Пинчук, добавив, что повода для беспокойства нет, и ни один врач без работы в результате реорганизации не останется.

ФАКТЫ И ДУМЫ

Некоторые события
можно понять только тогда,
когда известны характеры лиц,
принимавших в них участие…

Генерал-лейтенант Гюнтер Блюментрит,
«Роковые решения»

Психиатрия – слишком загадочная область медицины, чтобы о ней с уверенностью могли рассуждать журналисты. Так что в этой дискуссии «верхов» и «низов» региональной психиатрической службы нам всем останется только судить по факту – станут ли пациенты «дурки», оказавшись на улице, нападать на людей или нет.

Дискуссия эта началась не вчера и не завтра закончится. По официальным данным, с 2004 года в Донецкой области уже сократили 800 мест в психиатрических стационарах (с 4800 коек до 4000). Тем не менее, чрезмерная активность облздрава в закрытии психбольниц уже вызывала определенные протесты медиков – в Константиновке, где местным больным предлагалось ездить в клиники Славянска, Краматорска и Донецка. Скандал этот весьма подробно освещала местная газета «Провинция», к которой отсылаем всех желающих.

По поводу опасности для общества – по официальной статистике судебных психиатров (которой с нами также поделились «из-под полы»), невменяемыми «психами» оказываются 5-7% от всех отправленных на экспертизу после совершения преступления. Тенденция – к росту, и одним из факторов считается сокращение количества коек в стационарах. Много это или мало?

Напрашиваются и совсем грустные параллели. В 1997 году примерно под теми же лозунгами началась реорганизация фтизиатрической службы с закрытием туберкулезных диспансеров. Все шло отлично, все были очень мягкими и либеральными, общественники отмывали гранты на «социальную адаптацию», Всемирная организация здравоохранения снисходительно трепала Украину по головке за отказ от советских «пещерных» методов охраны здоровья… В итоге в 2002 году ситуация с туберкулезом в нашей стране и области была официально определена как «эпидемия»... С которой теперь все героически борются…

Недавно узкоспециализированный журнал «Психиатрия» опубликовал серию статей о том, как Европа, обжегшись на своем либерализме, сейчас спешно восстанавливает систему стационарного лечения психически больных. А нам обязательно синхронно с ними на все грабли наступать?

И последнее – стоит ли корить за ретроградство людей, которые не захотят жить, работать, учиться рядом с «дуриком»? Толерантность хороша в теории, но в реальности традиция изолировать больных появилась не только из-за опасности заражения, но еще и потому, что здоровый человек рядом с больным ощущает душевный дискомфорт. Психологи говорят, что это проявление комплекса вины, но кто его знает… В любом случае, стоит ли навязывать обществу тех, кого от общества прятали столетиями?

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (4)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.