Общество

Психология Донбасса

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
20.08.2014 / Илья Требор
Психология Донбасса

Сегодня как никогда актуальна цитата Алигьери о самых жарких уголках ада, оставленных для тех, кто во времена величайших потрясений сохранял нейтралитет. Именно заявления «мы ни за кого, мы за мир, мы против войны», которые звучат сегодня из уст жителей Донбасса, и подпадают под этот самый критерий нейтральности. Откровенно говоря, эта позиция граничит с абсурдностью — только психически нездоровый человек испытывает нежные чувства к всаднику Апокалипсиса на рыжем коне. Подобное безумие — что-то сродни веры в «Матрицу» и масонские заговоры. Если разбираться, то отсутствие симпатии к силам АТО в какой-то мере оправдано — такое поведение продиктовано литосферными пластами российской пропаганды и артиллерийскими обстрелами, ставшими привычным музыкальным сопровождением для донецких ночей. В свою очередь, более чем теплые чувства к боевикам ДНР, которых упорно продолжают называть не иначе как «наши», вводят в ступор. На первых порах.

ОТРЕШЕННЫЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ

Представьте что Вы — простой наблюдатель, который смотрит на все, что происходит в Донецке отстраненно и незаангажированно. Здесь нет Вашего дома, нет родственников, связей, историй и воспоминаний. Вы не ходили в школы, где проходил «референдум», не лечились в больнице Калинина, где сегодня расположен военный госпиталь ДНР, и понятия не имеете, чем так примечателен первый корпус ДонНТУ, куда не так давно попал снаряд. Более того — вам абсолютно индифферентны идеи как Новороссии, так и украинского государства. Вы — сферический наблюдатель в вакууме. Ваша задача — холодно и отрешенно оценить положение дел. Какая картина предстанет перед вашими глазами?

Во-первых, милицейские сводки. Согласно им, каждый день список угнанных машин на территории самопровозглашенной Донецкой народной республики неизменно растет — 12, 9, 33 автомобиля в день и это не предел.

Во-вторых — похищения. Несмотря на заявления, будто ополченцы ДНР не смеют никого похищать, а только защищают жителей Донбасса, список пропавших дончан, опубликованный на сайте Донецкого городского совета, ширится с каждым днем. Людей похищают как на улице, так и из собственных домов, как это случилось с одним из местных художников.

В-третьих, новостные ленты пестрят сообщениями о том, как неизвестные, вооруженные автоматическим оружием и одетые в камуфляж, грабят людей, заводы, банки, инкассаторские машины и даже склады с семечками.

Между тем, все вышеперечисленное — всего лишь верхушка айсберга. Остальную толщу этой глыбы скрывают подвалы СБУ и Донецкой облгосадминистрации. Там по-прежнему остается неизвестное количество заложников. Стоит особо отметить тот факт, что «Правый сектор», Нацгвардия и многочисленные добровольческие батальоны, обеспечивающие ударную силу АТО, стоят в десятках километров от столицы шахтерского края, воюя за Ясиноватую и Марьинку. Собственно, вопрос «почему бандитский произвол происходит только на территории защитников-ополченцев?» уже давно стал ключевым. В ответ на него можно услышать что угодно — от «это все делают переодетые нацисты» до «и правильно делают, зато порядок будет в городе». Вразумительный ответ найти сложно, но можно.

ЭФФЕКТ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ

В одной из своих книг, известный американский ученый-психолог Роберт Чалдини рассказывает об одном очень занимательном сценарии, который наш мозг использует для реакции в некоторых стандартных ситуациях. Называется он «феномен обязательства» или «эффект последовательности». Ученый описывает поведение американских солдат, попавших в плен во время Корейской войны в 1950-1953 годах. Китайские коммунисты, к которым попадали бравые военные, не использовали традиционных зверств и пыток, в отличие от своих северокорейских товарищей. Вместо этого они хитростью и манипуляциями заставляли пленных доносить друг на друга. «Красные» китайцы начинали издалека, предлагая заключенным делать антиамериканские и прокоммунистические заявления в мягкой форме и без применения насилия. Дальше — больше: надзиратели предлагали составить список проблем американского общества и подписаться под ним, или проводили конкурс на лучшее эссе по заданной теме. Все это хитрые коммунисты в дальнейшем демонстрировали остальным пленным и даже зачитывали по лагерному радио.

«Внезапно, ни в чем не повинный солдат оказывался "коллаборационистом", оказывающим помощь врагу. Зная, что он написал злополучный очерк без особого принуждения, человек менял представление о самом себе, чтобы соответствовать ярлыку, что часто выливалось в более тесное сотрудничество с врагом», - пишет ученый.

Хитрый психологический трюк практически безотказно действовал на морально подготовленных к аду физических пыток военнопленных. Сработал он и на безвольных, запуганных расправами от «Правого сектора» жителях Донбасса. Как? В своем самом известном труде о психологии влияния, Чалдини пишет, что для подобных метаморфоз американским солдатам достаточно было просто переписать чье-то сочинение и подписаться под ним. Жителям Донецкой области хватило всего лишь галочки.

Если снова натянуть наш костюм отрешенного наблюдателя и проанализировать злополучный «референдум» 11 мая, то можно выделить две основных его задачи. Первая — дать возможность главному МММщику Донецкой области Денису Пушилину кричать на митингах о том, что теперь-то Донецкая народная республика закреплена в юридическом поле и народ самоопределился («иллюзия законности») и вторая — создать мощный психологический якорь, который не позволит легко отречься рядовым жителям от ДНР, когда назреют реальные проблемы («эффект последовательности»). Действительно, не просто признать свою ошибку и заявить во всеуслышание «я был не прав», когда пару месяцев назад радостно ставил галочку в графе «Да», с воодушевлением снимая это на телефон.

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

С другой стороны, стойкий Стокгольмский синдром также мешает увидеть в «ополченцах» бандитов. Как еще объяснить наполненные деньгами пластиковые ящики в пунктах сбора гуманитарной помощи для боевиков? В то время как последние устанавливают правила для жителей города в вопросах что смотреть, когда гулять, куда ходить и что есть, люди несут им деньги.

Но здесь проблема несколько другого порядка - какой именно из почти десятка факторов отвечает за развитие синдрома? К донецкой ситуации можно применить фактор захвата заложников, вариант с концентрационным лагерем (отрезанный от банковских систем, поставок продуктов, услуг и даже воды Донецк сегодня превратился в монструозную пародию на какой-то футуристический город-тюрьму) и даже ситуацию с развитием отношений внутри религиозной секты. Другой вопрос — в отличие от классической двусторонней связи, в Донбассе идет игра в одни ворота. И преступления против местного населения, о которых речь шла выше, тому доказательство.

Независимо от того, кто одержит верх в противостоянии, эти и десятки других психологических эффектов еще долго буду преследовать и Донецкую область, и всю Украину. «Эффект последовательности» и Стокгольмский синдром дополнит проблема «виновности» - на протяжении долгих лет общество будет пытаться выяснить, кто виноват в военном конфликте с последующей интервенцией соседнего государства: «евромайдан» или «Русская весна».

Еще долго автомобильные выхлопы и разбалансированную подвеску на «лежачих полицейских» люди будут принимать за чудеса военно-промышленного комплекса. Страх перед затонированными микроавтобусами и волнение при виде камуфлированной одежды в паре с домашними тапочками многие месяцы не будет отпускать тех дончан, которым довелось побывать в застенках ДНР. И все это углубит тот психологически-идеологический раздел, который сегодня наметился в обществе и заметно прогрессирует. Живой классик как-то сказал: «мы пережили страшное потрясение войны и еще более страшные потрясения мира после войны». Войну мы переживаем сейчас. Что будет дальше?

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (2)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.