Экономика

Тайны заводского двора

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
20.11.2008 / Елена Чернухина
Тайны заводского двора

Знающие люди утверждают, что такого беспредела, который творится на Макеевском металлургическом заводе (Донецкая область) сейчас, не было даже в совершенно дикие кризисные 90-е.

В ДК им.Кирова, где проходила конференция трудового коллектива с одним вопросом на повестке дня «О внесении изменений в Коллективный договор в связи с кризисной ситуацией на заводе», - не пустили ни прессу, ни депутатов городского совета, ни районного прокурора, ни даже тех заводчан, которые хотели только услышать из первых уст о том, что их ждет завтра.

«Я не хочу, чтобы пресса присутствовала на нашем закрытом собрании. Я живу в демократической стране и могу себе это позволить», - прямо ответил генеральный директор Энвер Цкитишвили.

Остается вопрос: в каком государстве, в таком случае, живем мы?

Конференция трудового коллектива ЗАО ММЗ во Дворце культуры имени Кирова проходила за плотно закрытыми дверями. Не пустили в зал заседания не только средства массовой информации, но и депутатов городского совета, и еще ряд небезразличных к судьбе предприятия лиц. Видимо, организаторам этого мероприятия было что скрывать от широкой общественности. Но, несмотря ни на какие препятствия, корреспонденту издания все же удалось попасть в зал заседаний и из первых уст услышать, какая судьба уготована предприятию и его сотрудникам. Согласитесь, уж слишком цена вопроса высока – судьба градообразующего предприятия Макеевки.

Вопросов по окончании конференции у металлургов стало меньше лишь на один. Ответ на самый волнующий они получили: в ближайшем будущем надеяться на то, что ситуация коренным образом изменится в лучшую сторону, не стоит. Решение по основному вопросу повестки дня «О внесении изменений в Коллективный договор в связи с кризисной ситуацией на заводе» было принято не в пользу заводчан. Существенное сокращение заработной платы, а именно: две трети от тарифной ставки - перспектива металлургов на завтрашний день. Перспектива предприятия в целом еще менее оптимистична.

«К сожалению, та ситуация, которая сложилась сегодня в отрасли, скоро навряд ли закончится. Обстоятельства складываются таким образом, что убытки для предприятия ожидаются примерно в 200 млн. грн. в месяц, если завод будет продолжать работать. Сегодня мы имеем заказы только на 10% объема той продукции, которую завод может производить. Чтобы спасти завод и его коллектив, из производства были исключены наиболее убыточные его составляющие. На сегодня убыточность предприятия минимизирована - до 7 - 10 млн. грн. в месяц. И, тем не менее, она есть. Принятие решения о сокращении заработной платы вынужденное. Другого выхода у нас просто нет», - сказал в своем выступлении генеральный директор ЗАО ММЗ Энвер Цкитишвили.

Затронул в своем выступлении Энвер Цкитишвили и вопрос о демонтаже производственного оборудования.

«То оборудование, которое находится в цехах завода, имеет высокую стоимость, поэтому, дабы предотвратить факты хищения, а такие неоднократно фиксировались, и было принято решение о демонтаже оборудования и передаче его на склад для максимальной сохранности. Да, сегодня мы действительно отгружаем металлический лом, но я хочу пресечь все слухи по этому поводу: мы не демонтируем основные средства производства, демонтируются только те конструкции, которые были построены, но ни одного дня не участвовали в процессе производства и уже вряд ли смогут что-то произвести. Команд по сносу и порезке работающего оборудования никто не давал. Все это необоснованные слухи», - заявил он.

По бурной реакции зала стало понятно, что у металлургов по этому поводу совершенно другое мнение.

Высказать свою точку зрения по поводу услышанного могли и заводчане. Правда, мнение тех, кому путь на трибуну был открыт, мало в чем отличалось от высказанного первым руководителем. Согласиться и поддержать вынесенное предложение об оплате труда в размере двух третей от тарифной ставки призвали коллег председатель цехового комитета технического управления Людмила Четверус и представитель ЦРПО Анатолий Чернуха. На обоснованный протест зала, мол, а детей чем кормить с такой зарплатой (многим светит ниже всех возможных минимумов), выступающий предложил: «В конце концов, можно подработать где-нибудь. Время есть - на заводе сокращенная рабочая неделя». Да уж, сытому голодного не понять.

«Сегодня от первого руководителя мы услышали, куда и зачем отправляется демонтированное оборудование, по-моему, никаких вопросов по этому поводу быть не может», - считает Людмила Четверус.

Но реакция металлургов говорит о другом, вопросов у них как раз очень много, и все больше без ответов.

Объективную точку зрения, наверное, большей части коллектива металлургов, осмелился высказать открыто начальник литейного цеха (не исключено, что уже бывший начальник) Вадим Морозов.

«Если вынесенное на рассмотрение постановление о сокращении заработной платы принять, фактически завтра мы будем обречены на зарплату в 400-600 гривен, а значит, должны будем просто выживать. Я считаю, что это решение нельзя принимать, ни в качестве временной меры, ни в качестве постоянной. (Металлурги одобрили это мнение бурными аплодисментами). Заработная плата сегодня и без того очень невысокая, и надо всеми силами пытаться удерживать ее хотя бы на этом уровне. Необходимо искать все возможные пути выхода из создавшейся ситуации. Производить пусть даже несвойственную для нашего предприятия продукцию, но хоть таким образом пережить кризис. Но больше волнует даже не это, а дальнейшая судьба нашего завода. Мартеновские печи сегодня стоят, доменные стоят, и все это говорит о том, что в ближайшем будущем завод полным циклом работать не будет. Чем это грозит предприятию, все мы прекрасно понимаем. Чем дольше оборудование простаивает, тем сложнее потом запустить его в работу», - сказал Вадим Морозов.

«Вообще невозможно будет запустить!» - летят уточняющие реплики из зала.

«Возможности отгрузки лома с предприятия сегодня тоже во многом исчерпаны. Это, конечно, хорошо - продать что-нибудь ненужное. Но ненужное скоро уже закончится. И тогда начальники цехов станут перед выбором, либо срывать планы отгрузки металлолома, либо начать отгружать уже что-то нужное. Не получится ли так, что после этого простоя завод уже просто физически невозможно будет запустить в работу», - продолжил Вадим Морозов.

«Хоть кто-то осмелился сказать правду!» - загудели металлурги. Первый руководитель тоже не промолчал. Морозову Энвер Цкитишвили порекомендовал идти в политику. Видимо, его выступление не оставило равнодушными не только рядовых заводчан.

«Хорошо говорите, даже я заслушался. Только для начала разберитесь, почему именно в вашем цехе самые высокие показатели по нарушению охраны труда», - вспомнил директор.

После этого незаангажированные выступления с трибуны прекратились. Демократия, что тут скажешь.

Всем, кто хотел задать свой вопрос руководителям, предложили сделать это только в письменной форме. На записки металлургов из зала отвечал и городской голова Александр Мальцев, который также принимал участие в конференции трудового коллектива.

«Я настроен менее оптимистично, - начал свое выступление мэр. - Более сложной ситуации, чем на ММЗ, сегодня нет ни на одном металлургическом предприятии области. Это огромная проблема для всего города. И очень хотелось бы, чтоб к ее решению подключилось в первую очередь государство, в лице Кабмина. Я реальной вижу только перспективу прокатного цеха, остального - пока нет. Готов ли город обеспечить металлургов рабочими местами, если они окажутся на улице? Нет. За месяц число вакансий в городском центре занятости сократилось в два раза. Половина из трех тысяч оставшихся свободных мест - вакансии «Макеевугля». У них сегодня тоже не радужные перспективы. Как при нынешней зарплате оплачивать коммунальные услуги и кормить детей? С первым проще - мы уже обратились в Кабмин с предложением об упрощении схемы оформления субсидии, чтобы при ее начислении бралась не средняя зарплата за последние шесть месяцев, а только за последний месяц. Что можно сделать в сложившейся ситуации? Биться, добиваться, требовать, кричать, в конце концов, на всех уровнях, чтобы нас вместе с вами не только услышали, но и начали принимать хоть какие-то решения, которые нужны и предприятию, и городу в целом. Если нас не услышат и не поймут, это будет настоящая катастрофа для всех», - подчеркнул Мальцев.

Поступил в адрес городского головы и еще один вопрос от заводчан: «Почему искусственно снижается уровень заработной платы, а на заводе тем временем продолжают работать специалисты из Алчевска за гораздо большую заработную плату?».

«Не имею права вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятия, но считаю, что если это так - пусть это ляжет на совесть тех, кто принял такое решение. Это напоминает разделение на белых и черных. Не верю, что в нашем городе металлургов полностью исчезли специалисты», - ответил мэр.

Тем не менее, генеральный директор ЗАО ММЗ Энвер Цкитишвили своим ответным словом металлургам дал понять, что это именно так. Все, кто ушел с завода в последнее время, сделали это либо по собственному желанию, либо были уволены по имеющимся на то причинам. Без уважительных на то причин никто из специалистов уволен не был.

«Почему же они тогда до сих пор судятся с предприятием», - задаются резонным вопросом металлурги. Но он, как и большинство других, так и остался открытым.

После жарких дискуссий и перипетий делегаты конференции все же перешли к голосованию по основному вопросу повестки дня: о внесении изменений в колдоговор.

Металлургам было предложено согласиться со следующей схемой оплаты вынужденных простоев: 100% установленной тарифной ставки оклада (просьба не путать с заработной платой. Это в 2-3 раза меньше) при условии, что работник находится на рабочем месте, и две трети от тарифной ставки оклада, если работник не находится на рабочем месте во время простоев. Сокращенная рабочая неделя на них распространяться при этом не будет. К принятию такого решения большинство делегатов оказалось попросту не готово, уж больно много непонятных моментов. Принимать столь серьезное решение вслепую, видимо, горели желанием немногие, и зал просто проигнорировал голосование, вообще никак в нем не участвуя. На вопрос председателя профкома Юрия Бутова «Кто за?», подняли карточки для голосования 1/10 присутствующих в зале. А на вопрос «Кто против? Воздержался?» люди просто промолчали. Президиумом этот факт молчания был расценен почему-то, как знак согласия, и решение по основному вопросу все же было принято, цитирую «большинством голосов «за», хотя мнение этого большинства так и осталось невысказанным. Повторюсь, основная часть зала (и это было видно невооруженным глазом) никак не принимала участия в голосовании вообще. Легитимно ли решение, принятое меньшей частью коллектива, и почему точка зрения большинства никого не волнует?

Многим заводчанам сегодня выгоднее стать вообще безработными - пособие в центре занятости обещает быть больше, чем ожидающая их заработная плата. Только сокращать металлургов никто не собирается, подписать себе приговор на увольнение людей вынуждают собственноручно, чтобы не тратиться на компенсации и выплату пособий. Создается впечатление, что металлургам решили устроить просто игру на выживание. Как долго многотысячный коллектив заводчан будут испытывать по схеме «кто последний герой» и на чьи плечи ляжет ответственность за судьбу девяти тысяч макеевских семей и целого предприятия? Вот в чем вопрос...

Источник «Макеевский рабочий».

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.