Общество

ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
21.04.2010 / Лариса Чайка
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)

22 апреля - день рождения химического оружия. 95 лет назад, в 1915 году, на Западном фронте Первой мировой в крохотном бельгийском городке Ипр немецкими войсками впервые были применены отравляющие газы. На фронте протяженностью около 6 км немцы в течение 5 минут выпускают от 145 до 180 тонн хлора (в источниках именно такое расхождение цифр). Газ тяжелее воздуха стелется над землей и наполняет окопы союзных войск. Так выпало - этот участок фронта защищают канадские солдаты и офицеры. Их здесь около 15 тысяч. Отравлены все, свыше 5 тысяч из них умирает, подавляющее число становится инвалидами; мало кто смог восстановить прежнее здоровье…

В столице шахтерского края химическое производство для оборонной промышленности долгие годы ассоциировалось с Донецким заводом химических реактивов (ДЗХР).

ДЕТИЩЕ ИМПЕРИАЛИЗМА

...Первая мировая война была в разгаре. Фронт задыхался от острой нехватки взрывчатки. Ее получали из привозной из Чили селитры, а доставлявшие ее суда на своем долгом пути то и дело подвергались нападениям германского военно-морского флота, блокировавшего водные пути из Америки в Европу. О чилийской селитре пришлось забыть. И перед российским правительством встал вопрос об альтернативе селитре при производстве взрывчатки.

И тут вспомнили о чудаковатом 34-летнем химике Иване Андрееве, который с декабря 1914 года безрезультатно обивал пороги Главного артиллерийского управления, предлагая оригинальный способ получения азотной кислоты не из селитры, а из аммиака, которого в стране предостаточно. В апреле 1916-го Андреева в срочном порядке вызвали в империалистические высшие инстанции, выслушали и дали добро на внедрение рационализаторского предложения.

Дальше надо было строить завод. Выбирая район его расположения, долго не думали: Донбасс! С аммиаком тут проблем никаких - он является побочным продуктом, выделяемым при коксовании угля. После инспекционной поездки по Донбассу нашли подходящее место - рядом с Юзовкой, близ электрифицированного, с собственным водоводом Новосмоляниновского рудника. Кроме того, стройплощадка соединялась веткой с государственной железной дорогой.

1 марта 1916 года началось, говоря современным языком, освоение государственных средств. И это в период масштабного экономического кризиса в России: в 1915-м остановились 573 промышленных предприятия, в 1916-м – 74 металлургических завода и т. д. и т. п.

ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)Первые строители Азотного завода инженеры И. В. Гервасиев, И. И. Андреев, Н. М. Кулепетов, техник Рупайс, инженер А. К. Колосов.

Строительство первого в России азотного завода, впоследствии ставшего Донецким заводом химических реактивов (ДЗХР), было закончено менее чем за год – 9 февраля 1917 года, в преддверии февральской революции, которая явилась предтечей социалистической победы «низов» над «верхами», состоявшейся буквально через 8 месяцев. Ни политическая, ни экономическая ситуация в стране явно была не ахти. Все эти «негаразды» усиливали неблагоприятные погодные условия: на улице стоял жуткий для наших мест мороз, сродни зиме нынешнего года - 22 градуса ниже нуля, сильные порывы ветра. Тем не менее, через два дня завод телеграфировал о выработке первой партии аммиачной селитры…

ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)Рапорт о завершении строительства Юзовского азотного завода.

Азотная кислота, добываемая по методу Андреева, оказалась в 3 раза дешевле английской (одно время правительство России вело переговоры с британцами о покупке их технологии). Само строительство завода обошлось в 12 раз дешевле.

Успешное строительство и блестяще прошедшие на всех стадиях технологического процесса испытания вызвали живой интерес за рубежом. По запросу правительств Англии и Франции для внедрения аналогичного производства в этих странах были переданы все материалы по азотному заводу.

МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР…

Англия и Франция успешно реализовали замыслы Ивана Андреева на своих территориях, российскому правительству поступили заявки и от иных стран. К сожалению, сама же Россия так и не смогла извлечь из завода полную выгоду. В конце февраля в Петрограде разразилась революция, в марте громы грядущих перемен докатились до Юзовки. К началу 1918 года было выработано 2500 тонн слабой азотной кислоты. Дальше производство пошло на убыль. Хаос в стране, возникший с переменой власти и беспрерывной борьбой партий, вел к хозяйственной разрухе. В марте 1918 года уникальный азотный завод остановили - нечем стало платить зарплату рабочим, прекратились поставки сырья.

Через полтора года после смерти завода умер и его создатель - Иван Андреев. Азот (от греч. — безжизненный) был для него тем химическим элементом, который мог активно служить людям. Андреев высказывал многочисленные интереснейшие идеи по дальнейшему широкому использованию связанного азота. В частности, уже неизлечимо больного Андреева интересовали проблемы роста производительности сельского хозяйства, и большие надежды в этом смысле ученый связывал с применением азотных минеральных удобрений. Но лишь одну свою идею он успел реализовать за свою недолгую жизнь — завод в Юзовке. «Основатель азотной промышленности России» — так напишет потом об Иване Ивановиче Андрееве «Большая Советская Энциклопедия». За этой короткой формулировкой — недолгая (всего 39 лет) драматическая жизнь талантливого ученого, русского интеллигента.

КОГДА ПУШКИ МОЛЧАТ

Во время гражданской войны уникальное предприятие было разрушено. Завод понадобится для мирных целей лишь через четыре года - в 1923-м начинает выпускать аммиачную селитру для нужд сельского хозяйства. Стране нужен был хлеб, а значит, и удобрения для полей. Популярность аммиачной селитры в качестве с/х удобрения объясняется ее универсальностью, так как используется для всех видов культур и применяется на всех видах почв.

С 1946 года предприятие было переориентировано на выпуск неорганических химических реактивов и веществ особой чистоты. В 1960 году на основе полученных разработок группы специалистов завода и Института проблем материаловедения Академии УССР создано уникальное производство порошков тугоплавких соединений реактивной чистоты, применяемых для сверхтвердых высокотемпературных материалов различного назначения (режущие инструменты, высокотемпературные нагреватели, испарители, абразивы и т. п.).

В 1961 году город Сталино (до 1924 года – Юзовка) был переименован в Донецк. Соответственно, предприятие получило имя Донецкого завода химических реактивов. А в 1967 году наименование расширилось за счет «постфикса» - «имени 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции».

В советское время ДЗХР был одним из стратегических предприятий и не только в производстве удобрений и «мирных» химреактивов - все эти годы «втихоря» завод работал в секретном режиме и на нужны оборонной промышленности СССР, изготавливая порох и иные взрывчатые вещества.

ЛОМАТЬ – НЕ СТРОИТЬ

С развалом СССР и образованием независимой Украины в 1996 году предприятие было переорганизовано в ОАО «Донецкий завод химических реактивов». Как и большинство предприятий Украины, ориентированных на военно-промышленный комплекс, завод утратил до 90% рынков сбыта и сырьевую базу. Преодолеть шок удалось не сразу. Была сделана попытка освоить новую продукцию. В 2000 году в объеме производства завода новые наименования составили 43,3%. Наибольший эффект принесло освоение окиси железа для аккумуляторных батарей - 15,3% объема производства, и новых разновидностей ферритового порошка (бариевые, никель-цинковые, марганец-цинковые, стронциевые и магниевые) для потребностей оборонной промышленности - 12,6% объема производства.

Но поддерживать производство в нашей стране - дело затратное. Экономически выгоднее для отдельных карманов было обанкротить завод и распродать на металлолом. В 2003 году хозяйственный суд Донецкой области возбудил дело о банкротстве ДЗХР. Дело было возбуждено по иску компании «Донецккокс», задолженность завода перед которой составляла 2,86 млн грн.

Пока завод выставлялся на торги, производственные останки продолжали разворовывать. 12 декабря 2005 года на заводе произошел взрыв. Пострадали пять человек. По данным МЧС Украины, на предприятии тогда взорвался порох. Донецкий завод, оказывается, помимо производства реактивов, вроде бы занимался еще утилизацией боеприпасов. В сентябре 2006 года сотрудники милиции Донецка задержали шесть человек, которые были сотрудниками одной частной охранной фирмы и в то время несли службу на ДЗХР. Попутно они двумя сменами осуществляли кражи металла с территории охраняемого объекта.

К 2007 году, 90-летию завода, предприятие полностью прекратило производственный цикл. Долги насчитывали более $5 млн. Уставный фонд ОАО по состоянию на 2008 год составлял 435,9 тыс. грн. 25% акций находилось в собственности Фонда госимущества Украины, остальные доли принадлежали крупными негосударственными собственникам. В 2009 году ФГУ удалось продать 13% своих акций ДЗХР – тем самым государство окончательно умыло руки и открестилось от ответственности за предприятие. Остаток госакций в 12% - хлипкая надежда на реприватизацию, если авось кому-нибудь удастся восстановить производство.

Территория завода до сих пор, по мнению экологов, является кладбищем радиоактивных остатков от деятельности, ориентированной на военную промышленность. Например, по их данным, на территории цехов № 7 и № 10 находятся закоксованные временем порошки неизвестного происхождения. Бочки и металлические емкости, в которых они хранятся, проржавели и потрескались. Просроченные химреактивы (приблизительно около 100 т) хранятся на полуразрушенных необорудованных складах, в некоторых местах даже отсутствует крыша. Суммарная площадь несанкционированной свалки отходов насчитывает более 1 га. По результатам неофициальных замеров уровня загрязнения (на официальные пробы у городских и государственных властей якобы средств нет), содержание свинца в почве на территории ДЗХР превышает установленные предельно-допустимую концентрацию в 5-8 раз.

Сегодня на 46 га площади ДЗХР порядка 40 собственников и арендаторов, которые ведут невесть какую деятельность. Тем не менее, территория строго охраняется и понять, что к чему, практически невозможно. Внешне – это донецкий аналог Припяти, с замершими зданиями и сооружениями, которые день ото дня разрушает время…Но «УРА-Информ.Донбасс» все-таки удалось проникнуть в застенки некогда передового предприятия химической оборонной промышленности.

ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)
ДЗХР: донецкие останки российского империализма (ФОТО)

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.