Общество

Репортаж из психушки

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
23.01.2008 / Евгений Шибалов, Сергей Лысаковский
Репортаж из психушки

Скандал вокруг проектов реформирования психиатрической службы мы осветили на страницах нашего издания более чем подробно. Однако к этой теме пришлось вернуться. По нескольким причинам.

Во-первых, пришлось лишний раз убедиться, что вранье у каждого чиновника – в крови. Процитируем слова главного психиатра Донецкой области Ирины Пинчук: «Сотрудники – не все, но часть – переживают за собственное место работы, это понятно. Здесь, прежде всего, идет забота не о качестве помощи пациентам, а о себе. Но они зря волнуются, никто не пострадает». Чуть раньше это же подтвердил и начальник облздрава Александр Анищенко. Не переживайте, мол, ни один врач без работы не останется.

Врачи городской психиатрической больницы № 1 предоставили в распоряжение редакции «УРА-Информ.Донбасс» приказ главврача о сокращении целого отделения. Пункт 4.1: «Комиссии по сокращению штата – подготовить список лиц, подлежащих сокращению». Далее предписывается «провести работу» с этими лицами, передать их данные в службу занятости и уволить не позднее 21 февраля 2008 года. Особо подчеркнем – «во-первых строках» этот документ ссылается на приказ облздрава, так что версия о добром царе и злом барине тоже «не канает».

Во-вторых, возмутившись словами своего начальства, что мест на самом деле всем хватает, и это все врачи панику разводят, эскулапы обиделись и пригласили редакционную группу «УРА-Информ.Донбасс» к себе в гости – в уже упомянутую психбольницу № 1, первую и единственную пока жертву сокращения. Дабы убедились на месте. Нам не то чтобы очень сильно хотелось в такое учреждение, но неудобно было отказать…

КРУГОМ ВЕДЬ ПСИХИ ТИХИЕ, НЕИЗЛЕЧИМЫЕ…

По дороге больной… не переставал
со страхом думать
о первой встрече с настоящими сумасшедшими.
Он очень боялся, что они будут
его обижать, а может быть, даже убьют.
Больница оказалась совсем иной,
чем представлял ее Берлага…

Илья Ильф, Евгений Петров,
«Золотой теленок»

О том, что это не обычная больница, напоминают решетки. Решетки везде: на окнах, на балконах, между лестничными пролетами, на входах в каждое отделение… Никаких декоративных завитушек – суровые стальные пруты в палец толщиной. «Это чтобы не поразбегались?», - тычет пальцем в «зоновский» антураж наш фотокорреспондент. «Не, наши не бегают. Это чтобы не суициднулись», - поясняет сопровождающий врач-психиатр. Короткое и емкое словечко из профессионального, по всей видимости, жаргона почему-то при сходности смыслов звучит более угнетающе, чем высокопарный литературный оборот «покончить жизнь самоубийством». Наверное, антураж располагает…

…Во втором общепсихиатрическом отделении обстановка медицинская – «бедновато, но чистенько», как сказал один герой народного фольклора. Правда, он сказал это по другому поводу и в другом месте, но суть не меняется. Халаты врачей сияют белизной, однако (вот вам и уровень оснащенности) из техники на все отделение – два телефонных аппарата. С одним параллельным номером.

В небольшом холле время от времени становится тесно. Приходят родственники больных с передачами и посылками, поступают новые больные. Оказывается, что все они в курсе планов областного начальства о сокращении количества мест в лечебнице. Даже сами пациенты (из тех, кто на это способен) активно участвуют в этих дискуссиях, однозначно занимая сторону персонала первой городской «дурки». Врачи пояснили потом, что особой их заслуги в этом нет – просто в любом, даже самом невменяемом состоянии психически больной подсознательно доверяет человеку в белом халате, поэтому почти никогда не проявляет агрессии и всегда соглашается и поддерживает.

Репортаж из психушки

Официально в отделении – 50 мест. «У меня стоит 57 кроватей, я нарушаю нормы. Все равно бывают такие дни, что больных приходится класть на какую-то кушетку, на пол. Даже были такие случаи, что родственники привозили своих больных с кроватями. Поэтому логики в сокращении я не вижу. Если бы больница была не заполнена, можно было бы вести речь о том, чтобы пустующие койки убрать. А поскольку больница работает с постоянным перегрузом, это значит усугублять ситуацию», - делится своим мнением о планируемом сокращении заведующий отделением врач-психиатр Анатолий Поляков.

Репортаж из психушки

Словосочетание «социальная адаптация» психически больных у врачей вызывает нездоровый смех. Мысль о том, что таких больных можно свободно выпустить на улицы и заставить «вживиться» в общество, психиатры даже не опровергают. По их мнению – незачем. Они, врачи, просто ведут по своему отделению и показывают пальцами: видите вон ту милую старушку? На улице влезла в драку со здоровым мужиком. Ей, видите ли, пригрезилось, что мужик о ней говорит нецензурно. Хотя все очевидцы утверждали, что мужик молчал аки сфинкс в песках… А если бы кто-то послабее и поменьше показался бабушке хамом?

Есть и другие, не менее колоритные персонажи. Ныне тихий пациент в свое время запомнился тем, что учинил переполох на кухне, куда пришел помочь поварам с разрешения врача. Закончилась эта «помощь» тем, что больной забаррикадировался в углу и отгонял всех, швыряя в них бутылки с кефиром. Кем он себя в этот момент вообразил, не помнит даже он сам. Может, советским солдатом в Сталинграде?... Кефирная битва завершилась печально – вместо бутылки под руку «психу» попал нож. Никто не погиб, но одна санитарка получила ранение.

Репортаж из психушки

Еще один юноша наглядно продемонстрировал, что парень он крепкий, хоть и с головой непорядок. Он умудрился помять бока автомобиля (!!!) старшего брата, пиная несчастное авто ногами. Брат не выдержал очередной выходки «психа» и накатал заявление в милицию, а сам больной прибежал к врачам за защитой и убежищем. Обследовали, приютили…

«Людям в обществе адаптироваться самим практически невозможно. Без помощи врача, без медикаментозного лечения они, скорее всего, не адаптируются. Даже медикаментозное лечение не всегда приводит к такой адаптации, как надо было бы для нормальной жизни», - продолжает Поляков.

Таких людей там еще много. У всех разные судьбы и диагнозы, но всех роднит одно – каждый из них невольно представляет опасность для общества или для себя. Самое печальное, что в моменты «просветления» они сами это осознают, и с готовностью принимают лечение. Вот только врачи, несмотря на все свои усилия, всем помочь теперь не смогут. Некоторым пациентам придется переезжать в другую больницу, и родственники жалуются, что посещение больных станет очень трудным, почти невозможным делом. Первая психбольница – единственная в Донецке, расположенная относительно близко к транспортным маршрутам. Остальные «дурки» находятся на глухом отшибе, и даже на лечение в задуманный облздравом дневной стационар придется ездить на троллейбусе с четырьмя пересадками…

РУКОПИСНЫЕ СЮЖЕТЫ

С уваженьем – дата, подпись…
Отвечайте нам, а то
Если вы не отзоветесь,
Мы напишем в «Спортлото»

Владимир Высоцкий,
«Письмо в редакцию…»

…Родственники пациентов буквально силой пытаются всучить нам свои письма к областному руководству с просьбами не закрывать и не сокращать первую «психушку» в рамках затеянной оптимизации.

Репортаж из психушки

Спокойно читать эти корявые рукописные строки невозможно. Ни бумага, ни человеческая душа не могут вместить за несколько секунд всю боль и отчаяние, что десятилетиями копились в душах матерей, сестер, бабушек неизлечимо больных пациентов. Родные больных уверены, что сейчас их пытаются лишить помощи людей, готовых взять на себя хотя бы часть их бремени – врачей.

Мы позволим себе процитировать некоторые из этих писем. Имена авторов не называем по моральным соображениям, лексика и стиль оригиналов сохранены.

«Мой муж, участник боевых действий в ВОВ, умер 20 лет назад… Так случилось, что наша дочь болеет уже 47 лет неизлечимой болезнью – шизофренией. Это моя боль, моя печаль и моя материнская ответственность… Уважаемый Александр Алексеевич (Анищенко, начальник областного управления здравоохранения – ред.), очень просим все родные больных не закрывать донецкую психиатрическую больницу № 1 и не перевозить больных в Ленинский район. Сейчас моя дочь находится на лечении, и я туда не доберусь. Будьте снисходительны к нам – мамам, папам, родственникам больных шизофренией», - это обращение к Анищенко написано 93-летней пенсионеркой с поселка Лидиевка на окраине Донецка.

«Эти больные – обреченные, они постоянно нуждаются в уходе, заботе не только от медперсонала, но и от родственников. Они как дети ждут своих близких – ждут ласки и внимания. Если отделение переведут, посещения будут реже – это наказание как для родственников, так и для больных», - к этому письму приложены два листа с подписями…

«Моя сестра – человек с высшим образованием, но в настоящее время ей требуется интенсивное и длительное лечение. Вне больницы ее преследуют страхи, в последнее время она не ночевала дома, скиталась по вокзалам, пыталась покончить жизнь самоубийством… Четыре года спустя тем же заболеванием заболевает ее сын… Появились трудности в госпитализации… Куда деваться таким неприкаянным, тяжелым больным?», - эти вопросы также адресованы к главному медицинскому чиновнику Донецкой области…

Есть письмо, составленное самими больными – теми, кто еще может связно писать: «убедительно просим вышестоящие органы не закрывать больницу. Так как мы привыкли к медперсоналу и благодарны им за внимание и заботу», - пишут пациенты психбольницы № 1. Далее они жалуются, что из-за нехватки мест их товарищам по несчастью вынужденно отказывают в госпитализации.

В больнице есть люди, которые лежат там несколько лет. Потому что когда-то давным-давно перед самой выпиской вдруг выяснилось, что за время болезни дом разграбили злоумышленники или продали родственники. Оформление всех бумаг для перевода такого больного в интернат занимает два года, а то и больше.

Репортаж из психушки

P.S. У врачей психиатрической больницы № 1 г. Донецка есть свое предположение, почему именно их больницу взялись так целенаправленно «оптимизировать», обеспечивая на одном только этом учреждении львиную долю всех показателей, намеченных стратегией.

…Чуть дальше по той же дороге, где расположена больница, стоит типичный «новорусский» особнячок, обнесенный забором с железными зубцами. Солидно, внушительно, монолитно… Раньше, говорят врачи-старожилы, на этом месте располагался противотуберкулезный диспансер, пока участок не приглянулся некоему то ли бизнесмену, то ли депутату, который выгнал взашей врачей и больных, а сам отгрохал усадьбу с конюшней. Первое время, правда, у него кони дохли, но потом жизнь наладилась…

В своем узком кругу врачи «психушки» не исключают, что их больница тоже кому-то приглянулась. Огромный участок, все коммуникации в полном порядке, недалеко от транспортной магистрали, и райончик ничего…

Репортаж из психушки

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (1)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.