Экономика

Продать нельзя оставить. И куда их девать?

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
24.04.2007 / Евгений Шибалов
Продать нельзя оставить. И куда их девать?

Лучше всего нынешние мытарства государства с донецкими шахтами изображает украинская поговорка: «Як кіт із жабою – і з’їсти гидко, і викинуть шкода». Продавать – не продавать, оставить – не оставлять. Если продать, то кому? Скептики говорят, что, конечно, такие творческие метания, присущие скорее богемным художникам, нежели государственным мужам, заранее отпугивают даже тех немногих не брезгливых инвесторов, которые хотели бы вкладывать в отечественный углепром.

Вчера эта проблема обсуждалась в узком кругу специалистов и потенциальных инвесторов в Донецкой торгово-промышленной палате. По окончании участники поделились своим мнением с корреспондентом «УРА-Информ.Донбасс»:

Анатолий Близнюк, председатель Донецкого областного совета, отмечая массу трудностей, тем не менее, полон оптимизма:

Лично я инвестиционный потенциал угольной отрасли оцениваю как очень позитивный. По всем параметрам. С одной стороны, мы имеем мощный потенциал, с другой стороны мы имеем великолепные перспективы. С учетом того, что уголь – основа нашей энергетической безопасности, здесь очень много перспектив. Здесь есть трудолюбивые люди, которые могут создать условия для любого инвестора.

Но проблемами угля надо заниматься с учетом нашей специфики, а не качества асфальта или брусчатки на Крещатике. С учетом той ситуации, которая складывается у нас.

Александр Хохотва, зам губернатора Донецкой области, настроен, скорее скептически. Если шахты и купят, то только те, кому они действительно очень нужны:

Как правило, надо, чтобы были или частные предприятия или государственные, потому что вот эти промежуточные варианты... За государственную собственность должно государство отвечать. Как совместить логику бизнеса, который должен иметь прибыль, и угольную отрасль, которая целиком убыточна?

Мне больше импонирует работа СКМ, который купил угольные предприятия в Краснодоне, Павлограде и отвечает за них (угольные компании из Краснодона и Павлограда включены в состав вертикально интегрированных холдингов внутри СКМ – «Метинвест» и ДТЭК – ред.). Что касается инвесторов, то у нас нет законодательной базы, теоретических проработок. Что такое инвестор в угольной отрасли? Как правило, дают на копейку, а хотят управлять всеми финансовыми потоками. Это мы уже проходили. Еще раз повторю - угольная отрасль поголовно убыточна. На кого переложить эти убытки?

Зиновий Пастернак, директор шахты «Краснолиманская», похвастал, что у его предприятия с этим как раз все в порядке. Он уверен, что шахты продавать надо – это подсказывает логика сегодняшней ситуации:

Однозначно будущее украинских шахт – это частная собственность, поскольку, сказав «А», нужно говорить «Б». Если бы сегодня горно-металлургический комплекс и предприятия электроэнергетики находились в государственной собственности, я бы по-другому рассуждал. Но если горно-металлургический комплекс и электроэнергетика уже находятся в частной собственности, то уголь – не конечный продукт, а лишь сырье для этих отраслей. Соответственно, и предприятия должны быть составной частью этих отраслей.

Если говорить о нашем предприятии, мы имеем четкое представление, как мы будем работать через год, через два. Даже через тридцать лет. У нас серьезная шахта 21-го века. Конечно, у нас есть о чем говорить с инвестором. Таких предприятий в Украине несколько, и я думаю, что мы представляем определенный интерес для инвестора. Речь сейчас идет о том, чтобы самим определить, какая шахта привлекательна для инвестора, какая – нет.

Но для этого необходимо решить глобальные вопросы. Сегодня, имея возможность отгрузки угля и на энергетику, и на кокс, мы имеем проблему с потребителем. На мой взгляд, должен быть посчитан баланс – сколько необходимо стране коксующегося угля, сколько энергетического, сколько можно продать за границу. Нужно определить игроков в этом балансе. Те предприятия, у которых ниже себестоимость, которые могут приносить прибыль, не должны иметь проблем с потребителем. Другие предприятия, которые наносят ущерб, должны быть остановлены, приостановлены, законсервированы в конце концов.

Необходимо также установить справедливую цену на энергоноситель. Уголь – не просто черный, а содержит калории тепловой энергии. Поэтому я считаю, что угольную продукцию надо приравнять – можно к нефти, можно к газу. Например, одна тысяча кубометров газа – это 7,8 мегакалорий. Одна тонна угля – 8,5 мегакалорий. Вся страна знает, что тысяча кубов газа стоит 130 долларов. Легко сосчитать, сколько на самом деле должен стоить уголь.

Владимир Тымченко, технический директор Донецкой угольной энергетической компании, в будущее отрасли смотрит мрачно и в благосклонность инвесторов не очень верит:

Вопрос не простой. В целом говорить об инвестиционных проектах для всей отрасли сложно. Любая инвестиция ведь требует отдачи. Руководитель «Краснолиманской», например, сегодня успешно работает, но и он с трудом находит инвесторов и хочет, чтобы ему государство помогало. Инвестору, чтобы придти в угольную промышленность, надо понимать, что такое угольная отрасль, что такое уголь, на какой глубине он лежит, и много других факторов учесть.

Например, мы много нашумели, много нарассказывали, что у нас есть много газа (имеются в виду проекты промышленной добычи шахтного метана – ред.), но вы же сами слышали, как осторожно относятся к этому инвесторы. Слушая их, я понял, что есть что-то.

Евгений Триллер, зам главного механика шахты «Красноармейская-Западная № 1» как представитель одного из наиболее успешных предприятий угольной отрасли высказался в том смысле, что «сытый голодному не товарищ»:

Проблемы сбыта у нас никакой, потому что мы, во-первых, добываем коксующийся уголь высшего качества, во-вторых, уже входим в концерн. Поэтому у нас нет необходимости заинтересовывать инвестора. Здесь очень много субъективных факторов. Руководитель есть – шахта растет, руководителя нет – шахта бедствует. Это очень сложно. Отсюда и риск для инвестора, только и всего.

Наше предприятие сравнительно молодое, и обычно шахты, когда начинают развиваться, развиваются успешно. Нельзя говорить, что у нас трудностей нет, потому что мы подошли к тому моменту, когда надо проводить реконструкцию, а этот процесс всегда означает полосу трудностей для угольного предприятия.

Татьяна Файзуллина, представитель компании EcoSecurities, наглядно показала типичный ход мысли того самого «пугливого» инвестора, которого пытаются заманить в Донецкую область:

Прямых инвестиций, связанных с шахтным метаном, например, мы еще не делали. Почему мы этого не делаем? Потому что риски очень высоки. Когда говорят, что кто-то проинвестирует сегодня такой проект, который будет отрабатываться с 2008 до 2017 год, я в это не верю. Потому что давать сегодня прямые инвестиции можно только под корпоративные гарантии.

Чтобы вкладывать сюда инвестиции, нужно, чтобы сами угольщики понимали, что у них есть инвестиционный ресурс, который можно использовать и который принесет им преимущества.

Геннадий Чижиков, президент Донецкой торгово-промышленной палаты, честно признался, что в угольной отрасли специалистом не является, поэтому претендует лишь на «взгляд со стороны»:

Сегодня прошла эйфория, и мы уже осознанно понимаем, что будущего без угольной промышленности нет. Мне очень нравится мысль, что сегодня нужно вводить новую моду на уголь и новую моду на Донбасс. Нам не нужно это друг другу доказывать, нужно, чтобы мы сами в это искренне верили. Если мы в ближайшее время не найдем оптимальную модель управления отраслью, мы будем руководствоваться фразой великих стратегов: «Страна, которая не знает куда идти, туда она и придет». Надо просто один раз принять решение и двигаться вперед.

Когда мои родители переезжали в Донбасс, они были полны энтузиазма. Но они понимали цель и стратегию, знали, куда мы идем. То же самое и сейчас – если будет стратегия, будет и эйфория.

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.