Политика

Суд Донецкой области решил журналистов поучить жизни

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
27.03.2008 / Нина Рыкова
Суд Донецкой области решил журналистов поучить жизни

27 марта журналист газеты «2000» Нина Рыкова, прибывшая в г. Славянск (Донецкая область) для присутствия в судебном заседании по резонансному делу, была не допущена в зал, где планировалось рассмотрение гражданского дела по иску Святогорского городского совета к народному депутату от БЮТ Валентину Зубову. Вместе с Рыковой не смогли войти в зал и журналисты иных изданий – Нина Чевела (славянская телекомпания «САТ-плюс») и Антон Скворцов из славянской газеты «ТВ-плюс»).

Инцидент комментирует Нина Рыкова:

Я воспринимаю произошедшее, как факт намеренного препятствия журналистам в исполнении ими их служебных обязанностей со стороны судьи Славянского горрайсуда Михаила Лаптева. Ведь за две недели до этого я, будучи в Славянске, имела деловую встречу с председателем Славянского горрайсуда Сергеем Музыкантом. От него я и узнала о дате, времени и сути назначенного суда. Естественно, сочла нужным лично поприсутствовать, так как уж очень резонансное дело само по себе.

История эта тянется уже много лет, поэтому коротко. Речь идет о все еще продолжающейся судебной тяжбе вокруг Святогорского Свято-Успенского монастыря. Конкретно – о судебном разбирательстве о понесенном материальном ущербе, причиненном бесценной по сути «жемчужине» Украины, ее духовному достоянию – Святогорскому государственному историко-архитектурному заповеднику. Причина – появление у входа в Лавру, на территории заповедника 2-этажного новостроя на месте монастырской хлебной лавки. Стройка была начата и велась быстро, а потом ее пришлось законсервировать, так как выяснилось, что для ведения подобной «реконструкции» требовались особые разрешительные документы. Ведь это – земля национального заповедника со всеми вытекающими последствиями. Однако в законном порядке разрешить возникшие споры оказалось делом весьма сложным. Так как к этой истории оказались причастными люди с весьма известной и влиятельной фамилей – «Зубов», в том числе и народный депутат Украины Валентин Сергеевич Зубов. Понятное дело, что он стоит на своем: все его действия законны, так как защищены документами, полученными в государственных учреждениях.

Тем не менее, гр-ну Зубову пришлось таки отстаивать в суде свою правоту (эта история потянула разбирательства по нескольким процессам). Имеется даже решение Верховного Суда Украины. Вкратце: вердикт содержал требование к гр-ну Зубову снести опоры строения, возведенные на заповедной земле лавры, восстановить порушенную подпорную стену (что создало угрозу сохранности и ценности иных зданий заповедника).

Однако вот уже долгое время ответчик не исполняет решение Верховного Суда Украины, принудительное производство так же не исполняется по ряду формальных поводов. А сам нардеп не теряет надежды добиться своего. Например, снять все подозрения, что так называемая реконструкция сотворила ущерб почти на 1 млн. грн. целостному историко-архитектурному комплексу, имеющему национальное значение.

Так это или нет, с изучением экспертных оценок, намеревался установить истец – Святогорский горсовет. Этот вопрос поиска истины поддерживают и дирекция заповедника и Святогорский монастырь, участвующие в разбирательствах третьей стороной.

Этот иск в суде рассматривается давно, еще с 2006 года. Почему так долго, тут есть много формальных и реальных пояснений. Но сегодня главное иное – после длительного перерыва слушания должны были возобновиться 27 марта. И понятно, каков тут общественный резонанс. Так что появление журналистов в суде было логичным делом.

За несколько минут до начала заседаний журналисты прочли на доске объявлений информацию, удостоверились – дело ведет судья Михаил Лаптев. Как ранее я оговаривала с председателем суда Сергеем Музыкантом (хотя это и необязательно для открытого заседания) возможность присутствия на слушаниях, написала на имя председателя суда соответствующее заявление. Мол, я буду присутствовать в зале. А тележурналисты «САТ-плюс» еще и просили согласовать со сторонами процесса возможность вести телесъемку. Я зашла в кабинет Музыканта с журналистом Чевелой, он подписал наши заявления. Вызвал своего помощника и попросил ее провести Нину Чевелу в канцелярию суда для регистрации заявлений. А я еще несколько минут беседовала с Музыкантом. Потом его помощник сопроводила и меня на 6-й этаж, в приемную судьи Лаптева.

Я, честно говоря, не совсем поняла, зачем мы втроем должны были встречаться с Лаптевым, если наши известительные бумаги (к сведению) ему в кабинет могли внести его помощницы. Потом одна из них молвила – «Заходите!». Зашли в кабинет. Сидит, откинувшись в кресле, молодой мужчина. Держит в руках наши листы и начинает задавать странно-неожиданные вопросы. Причем, таким тоном, что мне стало страшно – просто ноги подкосились. Я его попросила: «А можно сесть, раз уж наш разговор становится похож на воспитательную беседу». Сесть на стул он разрешил и спрашивает – откуда мы взяли, что есть такое гражданское дело. Мол, ему, как судье, такое неизвестно. Было похоже, что товарищ явно в раздраженном настроении. И ищет формальный повод настроение свое приподнять – приструнить журналистов. Тем более, что повод он нашел: мы написали, что намерены присутствовать на слушаниях по иску Святогорского монастыря против гр-на Зубова. А иск, оказывается, подавал Святогорский совет, монастырь же – третья сторона в процессе, куда мы намеревались попасть.

Неточность, которая прояснилась бы в первую минуту, окажись журналисты в зале суда, где вначале и оглашается суть дела. Мог, конечно, Лаптев просто сделать, сказав: у меня такого дела нет. И вежливо попрощаться с журналистами. Мое предложение переписать с уточнением заявление судья отверг.

А зачем вообще ему эти заявления в принципе, если слушания будут в открытом режиме? И каким тогда должно быть заявление? -поинтересовалась я. Лаптев, держа в руках заявление телекомпании «САТ-плюс», стал пояснять почему-то мне (газетчику) правила телесъемок в зале. Я это и так знала: в моем портфеле лежало Разъяснительное письмо, разосланное еще в 2006 году главой Апелляционного суда Донецкой области А.В.Кондратьевым во все суды региона – ради взаимопонимания судов и СМИ.

На мой вопрос судья ответил, что он не имеет права давать консультаций. А потом вообще «убил наповал» сразу всех нас, троих журналистов своим одним-единственным вопросом. А именно, спросив, а знаем ли мы, что перед началом судебного заседания запрещается заходить в кабинет судьи?

Признаться, я просто оторопела – что же так долго судья Лаптев терпит в своем кабинете нас? Зачем позволил войти журналистам, чьи заявления уже лежали у него на столе? Почему судья не вызвал охрану, чтобы упредить грубейшее нарушение журналистами закона?
А может, сидит-воспитывает, чтобы потом сам факт пребывания в кабинете журналистов истолковать как «факт давления» на него, судью? В голове у меня роились самые бредовые предположения. Например, зачем тогда сам председатель суда просил свою помощницу «провести журналистов к Лаптеву», а потом - в зал заседания суда? Может, просто из вежливости: ведь этом здании Славянского горрайсуда я была впервые, здание многоэтажное, обновленное и просторное, можно заблудиться.

Вышли втроем из кабинета Лаптева с единственной ориентировкой – нам предстояло искать комнату №13 (это, как нам подсказали, – где-то на 3-м этаже). На лестнице нас обогнал Лаптев. Вместе с ним мы и вошли в коридор 3-го этажа. Пока мы читали таблички с номерами комнат, судья ускоренным шагом зашагал по коридору. Я пошла за ним (Нина Чевела заволновалась, как быстрее предупредить оператора, чтобы он тоже поднимался в зал). Судья подошел к двери, где были … сразу два номера – №12 и №14. Я, как человек воспитанный, сочла, что у Лаптева там свои какие-то срочные дела. Прошла к соседней двери – там табличка №15. А где же №13? Далее был просто анекдот. .

… Удивление все же взяло верх, и я решила заглянуть в комнату, куда минуту назад вошел судья. Открыв дверь с двумя номерами, я увидела небольшой холл с двумя дверями. На одной – №13! Ура! Ликуя от своей находчивости, открываю дверь. И – прямо за столом в крохотной комнатке – Лаптев! С суровым лицом он известил, что я не имею права заходить в зал суда после него (судьи).

Я извинилась, и хотела было устроиться на пустующем стуле, тем более, что работа еще не началась (по моим расчетам, сам Лаптев успел сделать несколько шагом из коридора в эту «потайную» комнату №13 и едва лишь опуститься на свой стул). Увы, требование покинуть зал было по тону испепеляющим, типа «Все – с пляжа!».

Я, конечно, уважаю суд. И всегда думала, что среди судей еще встречаются и джентльмены. Те, что не бросят в коридоре заблудившуюся журналистку, прибывшую к нему на процесс. Те, что великодушно пропустят вперед женщину, а не хлопнут перед ее носом дверью. И тут мне припомнились многочасовые судебные бдениями здесь же в Славянске в 2002 году на многомесячном процессе по делу знаменитого бомжа Юрия Вередюка. Тогда, к слову, председательствовал в процессе Иван Корчистый, а судья Сергей Музыкант был членом той выездной судебной коллегии, что вела процесс. Так вот тогда изнурительность работы журналистов суд принимал к сведению. Все воспринималось с пониманием: и снежные заносы, и потребность срочно передать в редакцию важную информацию (нам позволяли выходить из зала и возвращаться туда же). Таково было взаимное уважение сторон: одни беспристрастно судили, другие – оперативно об этом сообщали всему миру.

Сегодня в Славянске у суда здание новое, теперь там просторно. Но говорить о ДОСТУПНОСТИ суда, кажется, еще рано. Если вас может встретить дверь с двумя указателями – №12 и №14. Или если вы готовы посоревноваться с судьей по стремительности посадки на стул…

P.S. По упомянутому инциденту журналисты написали заявление, адресовав его председателю Апелляционного суда Донецкой области, потребовав обеспечения возможности доступа в зал открытых судебных слушаний, которые возобновятся 10 апреля. Кстати, суд сегодня длился минут 5: не явились на заседание ни истец, ни ответчик. По неизвестным суду причинам.

О подробностях конфликта Зубова и монахов читайте в материалах:

Как Бес БЮТ попутал, или Зуб монахов на депутата Зубова. Ч.I: Домик для грешных БЮТовцев;

Как Бес БЮТ попутал, или Зуб монахов на депутата Зубова. Ч.II: Матершина и балаган на Святой земле;

Как Бес БЮТ попутал, или Зуб монахов на депутата Зубова. Ч.III: Пусть говорят…;

Как Бес БЮТ попутал, или Зуб монахов на депутата Зубова. Ч. IV: Пусть говорит…

Как Бес БЮТ попутал, или Зуб монахов на депутата Зубова. Ч. V: Больной воинствующий атеист

Как Бес БЮТ попутал, или Зуб монахов на депутата Зубова. Ч.VI: Исповедь адвоката Зубова.

2000

УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.