Экономика

Прощай, 2006-й! Часть 3. Воспоминания дилетанта

версия для печати отправить другу обсудить на форуме
29.12.2006 / Евгений Шибалов
Прощай, 2006-й! Часть 3. Воспоминания дилетанта

Сложнее всего, пожалуй, будет вспомнить и правильно оценить все события уходящего года в области экономики. Не то, чтобы совсем плохо разбирались в этой, бесспорно, сложной и многогранной сфере человеческой деятельности. Просто донецкий губернатор Владимир Логвиненко, говоря о взаимосвязи политической стабильности и улучшения инвестиционного климата, зависимость эту выражает кратко и понятно: «Деньги любят тишину».

И мы неоднократно имели возможность убедиться, что это действительно так. Хрупкие и нежные финансовые механизмы очень не любят, когда настырные писаки открывают приборную панель и начинают лезть куда попало. Людей, которые могут похвастать тем, что побывали в Зазеркалье денежных потоков, удивительно мало. Еще меньше тех, кто сумел понять, что именно там происходит.

Поэтому судить о потрясениях, скандалах и просто ярких событиях можно лишь по тем эпизодам, когда подспудное щелканье финансовых шестеренок становилось слишком уж громким и прорывалось наружу, в большой мир. В начале прошлого года мы осторожно попытались понять, чем живет сейчас экономика Донбасса. Но все равно осталось стойкое убеждение, что фразу «Нельзя объять необъятное» Козьма Прутков изрек по прочтении какого-нибудь экономического вестника…

ГАЗОВЫЙ ГАМБИТ

— Чтобы все в обществе было нормально,
мы должны всего лишь регулировать
объем денежной массы, которая у нас есть.
А все остальное автоматически войдет в русло.
Поэтому ни во что нельзя вмешиваться.
— А как этот объем регулировать?
— А чтобы он у нас был максимальный.
— И все?
— Конечно. Если он у нас максимальный,
это и значит, что все вошло в русло.

Виктор Пелевин, «Generation «П»

В 2006 год страна перешла, с испугом поглядывая на бокалы шампанского: есть ли там еще пузырьки? На тревожных аккордах газовой темы завершался первый год правления «оранжевой» власти и начинался год парламентских выборов. Для Донецкой области этот вопрос важен, как ни для кого, поскольку цена газа имеет особое значение для металлургии – основной экспортной отрасли региона, как, впрочем, и всей Украины. Поэтому металлургам повышение цены на газ аукнулось первым. Металлургические предприятия тут же извлекли из-под завалов подзабыть проекты использования альтернативных видов топлива – угольной пыли, коксового газа, метана и др.

Еще больше пострадала химическая промышленность. Если металлурги могут как-то исхитриться и обойтись без природного газа, то у нашего флагмана химической отрасли – концерна «Стирол» - и других предприятий природный газ является сырьем, без которого производство невозможно в принципе. Поэтому руководитель «Стирола» нардеп Николай Янковский все это время ходил мрачнее тучи и озвучивал такие суммы убытков, что не в каждой школе подобные числа проходят.

Пострадали и производители огнеупорных материалов. На флюсодоломитных и огнеупорных комбинатах газ используется как топливо, и перейти на другой вид топлива нельзя. Не потому, что мы такие отсталые – другой технологии производства нет пока во всем мире. Мы как раз наоборот, впереди планеты всей. Ну, почти всей. Россияне, например, в сфере производства огнеупорных материалов на единицу продукции расходуют значительно больше газа – по разным оценкам, от 40% до 2,5 раз. Но цены на внутреннем рынке России и цены для украинских предприятий – это, как говорят в Одессе, «две большие разницы». Поэтому и в этой отрасли итог был тот же – падение рентабельности производства и конкурентоспособности украинской продукции на международных рынках. Металлургам помог сезонный подъем цен. Всем остальным не помог никто.

Чтобы мало не показалось, правительство Еханурова повысило цену на газ еще дважды. С 1 июля 2006 года голубое топливо подорожало более чем в три раза. Причем для всех: коммунальщиков, предприятий, населения. Но еще более интересные вещи можно обнаружить, если полностью прочитать постановление Кабмина № 605, в котором Национальной комиссии регулирования электроэнергии (НКРЭ), собственно, и предписывается поднять цены на газ с 1 июля. Распоряжения от правительства для компании «Нефтегаз Украины», торгующей газом в стране по новым тарифам: объекты социальной инфраструктуры – не строить, не ремонтировать, не покупать. Имеющиеся объекты – по возможности продать в кратчайшие сроки. Акций и ценных бумаг – не покупать. Имеющиеся – продать. Расход средств со счетов – минимизировать. Вкратце распоряжение Еханурова своим подопечным можно выразить короткой фразой: «набиваем чемоданы и сваливаем».

Жителей Донбасса, понятное дело, такой подход возмутил. Из частного хозяйственного вопроса «газовый гамбит» очень быстро стал угрозой национальной безопасности. Пожалуй, именно этот шаг окончательно продемонстрировал, что «народная» власть на мнение народа, в общем-то, плюет с трехметровой вышки. И вспоминает об избравшем ее народе только когда нужно за счет жителей компенсировать убытки от собственных финансовых махинаций.

ГОРДОСТЬ И ПРОКЛЯТИЕ ДОНБАССА

Он… знал, что тоже
не востребован эпохой,
но успел сжиться с этим знанием
и даже находил в нем
какую-то горькую сладость.

Виктор Пелевин, «Generation «П»

Угольная промышленность когда-то создавала красу и гордость Донбасса, а теперь стала источником практически неразрешимых проблем для местной и центральной власти. Самые лакомые кусочки – новые и прибыльные шахты с большими запасами угля – давным-давно прибрали к рукам расторопные частные собственники. Все, что осталось, «висит» на шее у государства, и ни одно украинское правительство не добилось сколько-нибудь конкретных и весомых результатов в преодолении убыточности оставшихся шахт.

Причем, что самое удивительное, в области до сих пор действуют все программы всех правительств, которые предпринимали шаги в этом направлении. У специалистов отрасли нет единого ответа на вопрос: так что с этими шахтами делать?

Одни выступают за то, что шахты нужно закрыть. Основные аргументы – угроза экологии в виде подтопления грунтовыми водами и непомерные затраты на содержание даже законсервированной шахты. Кроме того, позиции угля на энергетическом рынке очень сильно пошатнулись из-за того, что в годы ресурсного изобилия почти повсеместно – от металлургических заводов до городских котельных – в качестве основного энергоносителя стал использоваться природный газ. Востребованность коксующегося угля, используемого в металлургии, очень сильно зависит от положения дел на международном рынке металла (экономика Донбасса все еще остается экспортнозависимой, и основная экспортная отрасль - металлургия). Есть спрос на металл – есть спрос и на уголь. Не продается металл – шахты влачат полуголодное существование в ожидании больших заказов от меткомбинатов. Впрочем, рентабельность производства коксующегося угля все равно гораздо выше. Недаром все крупные сверхглубокие шахты региона, добывающие коксующийся уголь, давно перешли в частную собственность – шахта имени Засядько, «Красноармейская-Западная № 1», «Краснолиманская» и другие.

Другие специалисты выступают за то, чтобы минимизировать участие государства в развитии отрасли и научить углепром жить по рыночным законам, как щенка учат плавать, вышвыривая из лодки в реку. Проще говоря, единственной альтернативой закрытию шахт некоторые эксперты считают их продажу с молотка. Сторонники этого метода решения проблем угольной промышленности уверены, что угля у нас еще в достатке не на одно десятилетие, а то и столетие, и донбасские предприятие являются инвестиционно привлекательными.

Шахтерские профсоюзы, однако, против. Профсоюз работников угольной промышленности считает, что во время приватизации цена шахт будет необоснованно занижаться, и они пойдут с молотка «по гривне». Тем не менее, Фонд госимущества уже выставил на продажу двенадцать предложенных Минуглепромом предприятий. Сообщений о покупке пока не поступало. Среди возможных кандидатур потенциальных покупателей шахт называются крупные коксовые и энергетические компании, и даже «Миттал Стил Кривой Рог», у которой недостаточно собственных угольных мощностей в Украине.

Однако пока клубок нерешенных угольных проблем висит на шее у Донбасса тяжелым бременем. И вряд ли стоит ожидать того, что в ближайшее время этот груз хотя бы немного полегчает.

ЗОНА ПРЕТКНОВЕНИЯ

Когда «Смирновская» кончается,
выясняется, что джип разбит,
офис заблеван, а кредит надо отдавать…

Виктор Пелевин, «Generation «П»

Как только «донецкие» вернулись во власть и восстановили статус-кво образца 2004 года, среди такой монолитной на выборах группы «бело-синих» политиков, бизнесменов и чиновников разгорелся локальный внутренний конфликт. Сам факт наличия конфликта, понятное дело, официально отрицается, поэтому это заключение можно сделать лишь по косвенным признакам.

Яблоком раздора стали пресловутые специальные экономические зоны (СЭЗ) и территории приоритетного развития (ТПР). Ноу-хау вице-премьера Андрея Клюева оказалось в революционном порыве одним махом зарублено тогдашним премьер-министром Юлией Тимошенко.

После возвращения Виктора Януковича на пост премьер-министра после двухлетнего вынужденного «отпуска», взоры всех его симпатиков из числа сильных мира сего с надеждой обратились на «Федорыча»: верни, мол, кормилец-батюшка, налоговые льготы в ТПР, а то загибаются заводы, газеты и пароходы в родной Донетчине. С аналогичными требованиями выступили и иностранные инвесторы, только более жестко. Они начали массово подавать судебные иски против украинского государства с требованием возместить понесенные вследствие «Юлькина кидалова» убытки. Общая сумма потенциальных претензий зарубежных денежных мешков, по самым смелым оценкам, могла достичь уровня, сопоставимого с объемом государственного бюджета Украины.

Тем более, что сам Янукович о необходимости возрождения СЭЗ и ТПР заговорил едва ли не с первого дня своего назначения. А первый «вице» Николай Азаров об этом вещал с завидным постоянством. И министр экономики Владимир Макуха о том же имел честь заявить. Поскольку льготы по СЭЗ и ТПР были отменены законом о госбюджете, все почему-то решили, что в законе о госбюджете, только уже 2007 года, их и восстановят.

Но в проекте бюджета-2007 и в принятом бюджете-2007 льгот в «дореволюционном» виде не было и нет. Есть только государственные налоговые кредиты – по сути, просто отсрочка налоговых платежей на пару-тройку лет. Порядок их предоставления был выписан крайне невнятно. Да, собственно, и непонятно было, зачем они нужны. «Мутная схема», - так охарактеризовал кабминовское творение один из предпринимателей. Остальные не отрицали.

Это стало поводом для вполне ощутимых выражений недовольства от экономического сообщества Донецкой области. Тем более, что тон публичных комментариев премьер-министра по этой теме резко смягчился и обещания немедленно «разрушить до основания, а затем» из спичей Виктора Федоровича исчезли. Янукович начал говорить о том, что нельзя вот так вот, сплеча, что надо все обдумать и обсудить. Помирил «донецких», как обычно, Президент. Как только Виктор Ющенко вновь высказал резко негативную оценку СЭЗ и ТПР, рабочая группа Кабмина под руководством Азарова уселась готовить изменения к нескольким экономическим и налоговым законам, чтобы намертво «впаять» СЭЗы в украинское правовое поле.

БУХГАЛТЕРСКИЕ СТРАСТИ

— Значит,…
Он… вытащил из кармана калькулятор
и стал что-то подсчитывать.
— …поднимет тысяч на девять,
— досчитав, сказал он.
— И что у нас будет…? Множим на семнадцать…
Нормально. Так и сделаем.

Виктор Пелевин, «Generation «П»

Закончился 2006 год баталиями вокруг бюджета. Точнее, бюджетов, поскольку следом за государственным нужно было еще принять бюджеты всех областей, районов, городов и прочих административно-территориальных единиц нашей великой необъятной Родины. Капризные земляки Виктора Януковича не преминули и тут высказать претензии своему лидеру.

Первым свое «фи» по поводу проекта правительственного варианта бюджета-2007 выразил мэр Донецка Александр Лукьянченко. Ну ладно, «оранжевые» правительства драли с местных бюджетов три шкуры. Обидно, но, по крайней мере, логика присутствует. А вы-то, Виктор Федорович? С момента опубликования проекта главного «кошториса» страны до его принятия Верховной Радой донецкий градоначальник яростно торговался с Азаровым за то, чтобы сократить сумму прямых изъятий из городского бюджета в государственный.

После всех согласований, споров, возражений и предложений бюджет таки попал в парламент и был парламентом принят. Но тут начал капризничать Президент Украины Виктор Ющенко. не подпишу, и все. Его пытались урезонить: Виктор Андреевич, как же так, ведь придется ж тогда финансироваться по бюджету прошлогоднему, а там повышений пенсий и зарплат нету, что люди скажут? Но Андреич стоял на своем: не «народный» у вас бюджет, злодеи донецкие. Не буду подписывать.

Донецкие региональные власти, с нетерпением поглядывая на часы, ждали, когда это все закончится. Потом начали сначала тихонько, а затем – все громче и громче – роптать. Время-то идет, и новый год (кому какой, а им - финансовый) приближается с неотвратимостью Дамоклова меча. В итоге первым на капризы Ющенко наплевал Донецкий областной совет и, не дожидаясь царственной визы на главном бюджете, принял бюджет области.

По сути, областной совет рисковал больше всех. Именно его правовые основания на подобный шаг были наиболее шаткими. И даже оговорка в решении совета, что оно вступит в силу «после вступления в силу Закона Украины «О государственном бюджете Украины на 2007 год», могла бы и не спасти во время «революционных правительств». Сейчас сошло с рук. Но городские и районные советы практически ничем не рисковали. По закону, они обязаны принять свои бюджеты после областного. Что они, по словам зам председателя Донецкого облсовета, успешно проделали еще в этом году. Так что 1 января финансовый механизм государства запустится, как положено. Точнее, не совсем с 1-го, но это уже мелочи.

Но все завершилось, как мы знаем, благополучно. Понял Виктор Андреевич, что никто на его капризы уже внимания не обращает, да и успокоился. Подписал в бюджет и пошел готовить новогоднее обращение к народу Украины. Следует заметить, что донецкие жители на лицо Ющенко в телевизоре, вопреки распространенному стереотипу, вполне нормально реагируют. Потому что пить начинают уже после поздравления Путина часом ранее. Вот и встречают дорогого Виктора Андреевича добрыми улыбками и приветственными возгласами. Возгласы привести не можем – бумага краснеет…

Подробности о событиях уходящего года читайте в материалах:

Прощай, 2006-й! Часть 1. Воспоминания избирателя;

Прощай, 2006-й! Часть 2. Воспоминания мещанина.


УРА-Информ.Донбасс

версия для печати версия для печати отправить другу отправить другу обсудить на форуме обсудить на форуме (0)

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку на этой странице, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.